Другая сторона

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Другая сторона » Кладбище тем » Когда-то в домиках на озере...


Когда-то в домиках на озере...

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Время: Три года спустя после появления Бенджи в лабораториях. Юбилей профессора Драймана.
Участники: Вилфрид Р. Драйман, Бенджамин Флорес.
Место: Коттеджи возле озера.

Вот неужели всегда стоит так работать до изнеможения и провалов в памяти, чтобы просто взять и вычеркнуть все существующие праздники в своей жизни? Пахло настоящим безрассудством и сумасбродством, но в этом и был весь Драйман, который каждую секунду своей жизни посвящал науке, растил и лелеял свое детище под гордым и статным названием "Лаборатория им. Хантера МакКэмирона". В его организации должно работать все аналогично швейцарским часам: точно, слажено. Командная работа всегда облегчала труд, именно она являлась ключевым залогом к успеху. Гонки между сотрудниками презирались, подвергались сиюминутному распятию и сводились в итоге к провальному результату. Работники уже слишком давно усвоили данную систему и соперничали лишь на уровне шутки и без лишнего содержания издевок, подколов и прочих негативных пороков, которые лишь затормаживали работу.
Только мысль притаилась совсем не в этом очаге. Скорее перед всей организацией была поставлена высокая задача - устроить грандиозный кооператив в честь юбилея главы лаборатории. На этот раз местное население в белых халатах было смело убеждено, что устраивать грандиозный праздник в пределах организации - гиблое дело. Поэтому, проводя массовые совещания по данному поводу, было выдвинуто несколько неплохих предложений в виде коттеджей возле моря или озера. На море могут съездить все без исключения, учитывая близкое расположение, а вот идея с коттеджами возле озера в глухом лесу оказалась более рентабельной и была одобрена всеми без исключения. Конечно, кроме профессора Драймана, которому вредно знать о подготовленном сюрпризе заранее.
Близились долгожданные выходные. Прошу заметить слишком бурные выходные. Все цвели и пахли, только Райс до наставшего момента так и не смог понять, почему у всех настолько довольные рожи, массовые шептания за его спиной и, даже массовая попытка выпытать у Тимберлена что-то более откровенное об этом мокром деле, увенчалась грандиозным провалом. Василиск тем временем списал свое плохое настроение на усталость от работы и, буквально в обед пятницы, взял несколько выходных, чтобы провести их дома в уединении и спокойствии. Но и здесь его тихие, скромные планы накрылись медным тазом, разрушились и смылись, по всей видимости, в глубины канализаций.
Василиска разбудили посторонние шумы вертолета, что-то упирающееся в грудь и живот и, как бы глупо это не звучало, бессовестный теплый ветер в лицо. Открыв глаза Райс сначала вообще не понимал где находится, что с ним происходит и почему он пристегнут ремнями к сидению. Первая мысль - "Тимберлен, вот от тебя таких изысканных пошлостей я точно не ожидал" - провалилась сразу же, когда Драйман догадался открыть пошире глаза и осмотреться. Профессора сразу же успокоили словами "Это сюрприз", поэтому что-то спрашивать, закатывать истерики и прочие эмоциональные всплески он не собирался.
По месту прибытия у всех были радостные лица и с того момента понеслось: море шампанского, виски, коньяка и другого алкоголя сию же минуту разлились вокруг змия, горы поздравлений и подарков, возможно, где-то в глубине сердца василиска, скрасили взрывоопасное воображение Драймана, который по сей час продолжал пребывать в глубоком шоке. Но, как говорится, хорошего должно быть понемножку. Когда веселье находилось в самом разгаре профессор тихо и мирно удалился с тремя бутылками, чистым бокалом и теплым большим пледом на другой конец озера, где имела наглость расположиться скромная деревянная беседка, украшенная цветами и вьюнками. Прекрасное место, чтобы в природной тишине можно было наблюдать солнечный закат, пока на другой стороне берега бурлит жизнь вперемешку с весельем, а василиск, укрыв колени мягким пледом, распивает прохладный виски, задумавшись о чем-то своем. Где-то в тайных заколулках своего уставшего разума Райс даже благодарен сотрудникам за такой чудесный праздник, но василиск не любитель шумных вечеринок. Именно поэтому он здесь. Ловит ушами как звуки рисуют прекрасную картину тишины, взгляд уверенно, блаженно скользит по чарующему силуэту природы, милого щебетания разных пташек.
Мысли сами по-себе разбежались в разные стороны, подражая домашним тараканам. Он расслабился, где-то самую малость опьянел и был очень даже в расположении духа.

+2

2

В последнее время Бенджамину не часто удавалось увидеть профессора Драймана. Не смотря на то что защита прошла блестяще (никто не ожидал, что профессор на самом деле будет присутствовать при выпуске питомца и это рассеянная фигура в зале наделала много шума), эльф вернулся в лабораторию сначала лаборантом, затем младшим научным сотрудником. Какой бы не была гениальной его светлая голова, он должен пройти все стадии карьерной лестницы. Бенджи с удовольствием занимался экспериментами над внешностью открытых, а также потихоньку вел работу по выращиванию зародышей, чьими биологическими родителями были бы мужчины, один двое или даже несколько.
После полугода, проведенного бок о бок, эльфу было больно покидать профессорские покои, но особой жалости у Драймана о своем отсутствии он не заметил. Ему оставалось только отчаянно работать, терпеть докучливого Тимберлена, чтобы когда-нибудь приблизиться снова.
О грандиозном празднике Бенджамин узнал одним из последних, так как уже начал вполне поддаваться особому сконцентрированному безвременному пространству, царствующему в лабораториях, и вполне поверил, что профессор Драйман действительно забыл про свое столетие. По слухам, такое с ним происходило каждый раз, и юбилей не стал исключением.
Сойдя с корпоративного самолета, Бенджи в первых рядах вызвался помочь со столами и украсить домики, все смеялись, если на голову ему вдруг приземлялись птички, эльф только смущенно улыбался, светясь отблесками солнца.
Затем он краем глаза заметил Драймана во главе стола, который похоже с трудом терпел официальную часть, но старался быть милым и понимающим. От коллектива ему подарили кровать с подогревом, выполненную в форме уютного яйца, и способную подстраиваться под температуру тела. Бенджамин смотрел на профессора со своего далекого неудобного места и продолжал улыбаться, подперев щеки ладонями, ему тоже было тепло и уютно. Выпил он чисто символически, но чувствовал себя слишком уж разморенным.
Когда начались неуклюжие пьяные танцы, он тоже поспешил сбежать. Сойдя к озеру, он снял уже порядком запылившийся костюм и нырнул, рассчитывая, что его обычные белые трусы высохнут быстрее, чем кто-либо хватится младшего сотрудника. Эльф очень любил воду, хотя скрытое густыми деревьями озеро оказалось чуть более прохладным, чем он думал. Переплыв водоем, он бодро выскочил как раз к ногам василиска, не ожидая, что кто-то мог уединиться тут.
- Ппрофессор? – он удивленно замер, покрываясь мурашками на вечернем ветерке.

+2

3

В такие моменты чарующей тишины поистине начинаешь ценить одиночество. Когда нет никого рядом, кто отвлекает тебя от познания самого себя. Того, кто не позволяет заглянуть в потаенные уголки собственной души. Василиск с каждым годом все больше осознавал тягу к своим моральным устоям, принципам и индивидуальному беспорядочному кодексу, в котором царил настоящий хаос. Только хаосом он представлялся лишь для чужаков, профессору все было понятно, словно каждое слово принадлежало лишь своему месту. Тонкие пальцы в задумчивости скользили по хрупкой конструкции бокала, медленно обводили каждый обтекаемый изгиб этой изящной, практически идеальной, вещи. Где бы он не находился, в какой бы обстановке не пребывал - везде настигала работа. Не простое смешение разных геномов, а именно та конструкция, которая была связана с низшим этажом лабораторий.
- Что же тебе все-таки не хватает...мой фаворит... - задумчиво тянул слова василиск, понижая голос до изысканного шипения. Брови были нахмурены, пальцы усугубляли положение, скользя подушечками по угловатым линиям подбородка как тут Драймана резко прервали на самом интересном.
Из озера вынырнуло сначала что-то непонятное, худое, мокрое. Василиск неподдельно был удивлен, вскидывая вверх тонкие брови. Бенджамин. Удивительно, но светлый оказался как раз кстати. Может хоть кто-нибудь сможет отвлечь профессора, даже в свой день рождения оказать услугу и помочь забыть о чертовой работе. При всех наилучших пожеланиях Драйман готов к любому диалогу, главное - не начать с последнего места, где прервалась его прошлая мысль о закрытом этаже.
- Ф-флорес? - многообещающе произнес Райс сию же секунду подрываясь с места и, беспокоясь о здоровье своего же сотрудника, направляясь к малышу Бенджамину и накидывая на хрупкие эльфийские плечи теплый плед.
Наверное в этот момент профессор судил строго по себе, поскольку не мог терпеть прохладные ветра и низкие температуры в частности. Причем за страшной мыслью следом же потянулась вторая - "Неужели Тимберлен нашел новый способ развлечения?" - Губы василиска искренне скривились, отсюда можно смело судить, что Драйман был очень недоволен, но он совсем не похож на ту няньку, которую так старательно изображал его помощник.
- Тоже мне любитель экстремизма, - мужчина, разговаривавший сам с собой шепотом, еще не совсем восстановил командорские нотки, поэтому его голос изрядно осип, кряхтел и понизился до самого натурального шипения.
В каком-то далеком и очень глубоком смысле Райс симпатизировал Бенджамину и во времена, когда тот являлся его дипломником, постарался дать ему не только основную базу, которую юный светлый обязан знать при защите, но и изо всех сил старался обогатить практикой. Впрочем, в свое время его персональный хвостик не был обделен вниманием профессора ни на йоту. Драйману нравилось то, с какой скоростью юное дарование могло быстро поглощать и усваивать предлагаемую информацию, параллельно, профессора этот парень устроил даже как будущий работник, а такие деликатные предложения он делал единицам.
- Выпей, - мужчина протянул светлому свой бокал с выпивкой. Все-таки на природе, во времена вечера слишком прохладно, чтобы василиск смог оставить Флореса без своей нотки заботы.

+2

4

Золотисто-оливковые щеки эльфа покраснели от воды и от неожиданности, а сердце забилось так, что Бенджи показалось, что трепетание его груди заметно невооруженным глазом. Он сначала, отпрянул, затем, сообразив, что сейчас выглядит не слишком прилично, чтобы представать перед кумиром, ухватился за плед, заворачиваясь, прикрываясь. Костюм-то его остался на другом берегу.
- Извините, я не… - справляясь с нехваткой воздуха, пытался он как-то объяснить свое мокрое появление. Но тут он заметил необычно живое участие на лице своего профессора и не смог сдержать мягкую благодарную улыбку. Он действительно ощутил предательское счастье, скользнувшее по позвоночнику снизу верх. Ведь он так давно не видел Драймана так близко.
- Я не хотел вам мешать. – произнес он наконец взволнованно. Самое лучшее сейчас было бы ретироваться, но он не мог позволить себе утащить профессорский плед и…он почувствовал аромат профессора, окутавший его вместе с тканью. Ноги его подогнулись, и задница плюхнулась на скамью беседки. Рука немного дрогнула, когда он безропотно принимал бокал. Он вообще-то хотел отказаться; светлый не слишком замерз (теперь скорее наоборот) и алкоголь был крепковат, но вдруг он заметил на кромке стекла еле заметный влажный след губ. Бенджамин закрыл на секунду глаза, делая большой глоток.
Едва ли они раньше много общались не по работе, да еще в приватной обстановке. Реальность приятно смазалась, и эльф мотнул головой, принимаясь выжимать сильно отросшие волосы.
- Надоели мы вам, верно? – негромко продолжил он, бездумно лаская пальцем цветок вьющейся плетистой розы. Вроде бы ничего не изменилось, но цветы словно потянулись к эльфу. – И фотографироваться тоже не пойдете.. – как-то полу-утвердительно добавил Бенджамин. Он понятия не имел, о чем говорить с профессором. Причем Бен готов был поклясться, что 99% его подчиненных тоже этого не знают. Однако теплое змеиное гнездышко, свитое в далекой беседке, явно не выражало желание профессора обсуждать проекты.
Светлый знал многое и весьма подробно, но все это касалось лаборатории и формальной биографии Драймана, а сейчас у него появился призрачный шанс…для чего именно? Он и сам толком не мог ответить.
- Знаете, после моей защиты, вы ушли так поспешно…а я всегда мечтал…о фотографии с вами. – он наконец прикусил губы, сознавая, что болтает явно не то и совершенно лишнее.

+1

5

Василиск не привык к суете. Для него дико находиться в шумных местах не по своей воле. Исключениями были лишь те моменты, когда ему требовался либо партнер на одну ночь, либо еда за пределами лабораторий. Всегда интересно добывать движущиеся объекты своими руками, нежели когда это объявляют в стиле "Профессор, ваш завтрак/обед/ужин ожидает вас в палате №...". Но сейчас...
Драйман был в легкой растерянности, которая заставляла быть похожим на рассеянного школьника.  Взволнован? Возможно. Просто профессор трудно переключается с интересующей его темы на другую, особенно когда та касается науки или лаборатории в частности, но как объяснить это Бенджамину, в обществе которого он не находился так давно. Светлый появился как раз в то время, когда Драйману следует забыть обо всем, расслабиться морально и просто плыть по течению, общаясь на самые незаурядные и смышленые темы. Хотя василиск пока не совсем понимал легкого расстройства своего светлого товарища по работе.
- Надоели?... Фотографироваться? - надменно фыркнул мужчина, который редко получался на фотографиях в хорошем ракурсе с располагающей позицией. - Думаю, что в этом году я пропущу знаменательное событие остаться засвеченным в рядах заботливого коллектива, - змий криво улыбнулся, но это было искренне и от всего сердца, поскольку дежурные улыбки он изображал лишь на допросах в издательствах и папарацци. Да и смысла не было предлагать лживые эмоции перед светлым, который из всех существ наиболее близок к природе. Профессор не осторожничал, чувствуя себя в компании милого Бенджамина раскрепощенным.
Он сел осторожно рядом, откинувшись на спинку лавки, устремляя взгляд куда-то вдаль. Немного опьяненный василиск не придавал особого значения посторонним эмоциям, которые исходили от Бена, хотя и прекрасно их ощущал. Смущение вперемешку с застенчивостью - мало ли чем мог быть озадачен светлый, который охлаждался в озере несколько минут назад.
- Со мной? - зачем-то повторил мужчина, не отрывая взгляда от природной красоты, но повернулся после, как до заторможенного мозга дошел смысл опрокинутой фразы. - Если... для тебя это так важно, то ничего не имею против.
Правда озадаченное лицо профессора в этот момент стоило видеть. Не то, чтобы его смутила эта просьба, просто его редко кто просил об этом в плане из своих сотрудников. Так... всего лишь по праздникам.
Все-таки они какое-то время они работали вместе и Флорес стал частью чего-то большего, чем просто организации, а василиск это старается ценить и беречь. - Только обсохни для начала и приведем себя в порядок, чтобы вышла хорошая фотография, м? - мужчина потрепал юношу по длинным волосам, вновь подарив улыбку, пусть и неудачную.

0


Вы здесь » Другая сторона » Кладбище тем » Когда-то в домиках на озере...