Другая сторона

Объявление

ВНИМАНИЕ! Форум переехал на http://anysie.mybb.ru/ Всех игроков ждем там!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Другая сторона » Кладбище тем » А пришел бы ты минутой позже...


А пришел бы ты минутой позже...

Сообщений 1 страница 32 из 32

1

Участники: Рик, Вилфрид.
Место: Лаборатория
Время: 3 года назад

Чудесный солнечный день. На улице тепло, небо голубое, голуби продолжают гадить на бесконечную гряду машин, которые портят всю замечательную картину светлого выходного своими многочисленными пробками.
Лаборатория.
По своей дизайнерской структуре лаборатория представляет некое подобие белого полотна, возможно, чем-то похожа на стерильную круглую медицинскую палату, внутри которой все мягкое и воздушное. Но это были лишь очередные ложные представления и тайные змиевые фантазии. Только прежде чем рассматривать причину таких странных полетов профессора, вернемся к более раннему периоду происходящего.
Будни.
Первая неделя после начала отпуска Рика прошла весьма удачно, поскольку Вилфрид от части вздохнул свободно в плане того, что его никто не подгоняет, не капает лишний раз на мозг (в виде "пора завтракать, обедать, ужинать, пить чай, спать"), ласково не подстрекает и...в этом можно искать достаточно много преимуществ. К концу недели профессор даже смог завалиться в спячку на несколько дней, благополучно зная, что пока он не проснется - ни одна живая душа не посмеет зайти к нему в кабинет и нагло разбудить. Правда, именно из-за этого вытекал большой минус в плане того, что сроки сдачи поджимали, а в этом деле каждый день был на счету. Примерно за несколько дней до начала отпуска помощника, раздался звонок из издательства. Переговорив с главным редактором, Вилфрид пообещал предоставить статейку-другую, которая(ые) должны были занять ведущие колонки в престижном научном журнале. Только название журнала он помнил смутно.
Так закончилась первая неделя.
Вновь треклятые будни.
Стало одиноко. Ген начинал потихоньку забирать свое, требуя хоть какую-то опеку, но поскольку инстинкт не слишком явственно проявлялся, то в скором времени был подавлен на корню. С таким незначительным успехом, профессор продолжал свою работу. Результата не наблюдалось, а это было самым обидным в его работе. Постепенно, начиная так с утра пятницы, Вилфрид напрочь забыл о плотном питании и хорошем сне. Благо иногда его гениальный мозг посещала такая мысль как "горло пересохло" и на этой грандиозной ноте василиск ходил попить водички. Порой на месте прозрачной безвкусной жидкости чуть не оказывался цианистый калий или какая-нибудь кислота. Поскольку мужчина пока еще был наделен более трезвым рассудком, он не опустился до принятия данных ингредиентов в свой худой организм.
Неделя закончилась бессонницей.
Третья неделя.
В кабинете царил кавардак. Змей перестал покидать свое родное и теплое помещение, не контактировал с коллегами по работе, но почему-то причин для паники со стороны работников не наблюдалось. По всей видимости посещать царство хаоса никому не хотелось, даже уборщикам, ну, полы там хотя бы помыть, бельишко менять в заветном кубе. Силы медленно, но верно покидали василиска, но как мужик упертый и своенравный, он продолжал активно работать, тихо развивать свою паранойю, отказываться от еды и сна напрочь. Хвала великим небесам, что змеи могут долгое время обходиться без еды.
Таким образом, к конце третьей недели, профессор был похож на зомби. Большие круги под глазами, неопрятность, а порой и вообще отсутствие, одежды, для ободрения местами принимал душ.
Неделя четвертая.
Все не так. Все валится из рук, а глаза отказываются воспринимать действительность, собственно говоря, как и сам мозг. Вилфрид понял, что категорически не успевает дописать статью и отдать материалы на обработку, параллельно успел забыть о приезде своего помощника в начале следующей недели. При всем желании это вспомнить, чувство одиночества и ненужности усиливалось с каждым днем. Василиск уже начал часами бродить по кабинету и пытаться вспомнить о том, что ему сейчас не хватало - Рик. Не дано змию вспомнить об эльфе со странными наклонностями, такова ирония его мозговых извилин.
Итог четвертой недели:
При всем желании вспомнить светлый кабинет и сменить в нем диаграмму, он все равно оставался черным. Толстые слои пыли покрывали не только столы, но и полы, шкафы, колбы, наверное, где-то даже успела образоваться паутина. Повсюду были разбросаны грязные вещи включая носки, трусы, футболки, халаты, резинки для волос и многое другое, что только мог позволить носить Вилфрид. Полнейшая анти-санитария. А что же представлял из себя сам профессор? Этому стоило выделить отдельный пункт.
Бездыханный длинный шланг наконец-таки понял, что окончательно выдохся и остался без сил на какие-либо великие подвиги. Вилфрид не отвечал на звонки, никто даже не знал где он находится, с кем и как. Информации о его существовании в лаборатории никто не знал. А секретарь так вообще подумал, что Драйман взял несколько выходных, тем самым не придал этому особое внимание. Тем временем, практически бездыханное тело змеи осмелилось расположиться в одном из углов, так сказать, поближе к отоплению - единственное, на что был способен в то время додуматься василиск. Однако, тишину в кабинете нарушали периодическое урчание желудка, который бился в прошении о еде, и полуночный бред в виде: "Рик, вернись! Я все прощу!"

+1

2

Рик Тимберлен всегда брал отпуска, использовал их по полной программе и старался разбивать их на более мелкие части, потому что для удовлетворения своих сексуальных и садистских наклонностей ему хватало обычно 3-4 дней, крайне редко это все выливалось в 7-ми дневные уходы. Но этот год был особенным. Во-первых - Рик не успел взять отпуска в те дни, когда этого хотел, потому что единственная женщина, которой он не мог никогда отказать - Наука - не дала ему такой возможности аж до глубокого июля. В Июле в Австралии, как в любом нормальном государстве, располагающемся в южном полушарии куска грязи Земля, начиналась Зима. Зиму Рик Тимберлен ненавидел особенно люто, тем больше, чем больше снега выпадало на улицы, но, это же время было идеальным для охоты на некоторых товарищей, крайне интересующих въедливую природу дроу. Эти же самые типы являлись еще одной милой слабостью садиста, поэтому, когда Наука его попустила и раздался звонок  от одного хорошего знакомого, Рик был вынужден признать, что должен взять полный отпуск за один раз. В этом году это было то событие, которое он должен был обязательно посетить. По полной программе.

Не стоит углубляться в тот бесконечный праздник Рика Тимберлена, который длился 25 дней. Плюс 2 суток на прилет и возвращение. Не стоит даже пытаться понять, почему ему это нравилось, не стоит пытаться просить у него "фотографий с отпуска" и "сувениров с мест посещений", вы не захотите ни видеть первого, ни иметь второго в своей коллекции. Потому что Рик Тимберлен оттянулся на полную катушку.
Эбеново-черная кожа, блеском отливающая из-за белого воротничка его рабочего халата, ясно говорила о том, что солнечными ваннами дроу не пренебрегал, хотя сомнительно, что это было сделано добровольно. Довольное выражение лица, сытость и общее довольство в каждом лощеном движении этого ... представителя мира садистического говорило о прекрасно проведенном отпуске.
Какого черта Рик приперся на работу 28-го числа своего отпуска, когда у него в запасе были еще как минимум сутки? Страшно сказать, но он ужасно соскучился. По работе.

Дверь плавно отъезжает в сторону, её где-то заедает и она не может открыться полностью, из-за чего система безопасности тоскливо попискивает. Тимберлен чуть удивленный тьмой в помещении (а он всегда ходил по лабораториям в очках), а так же общим бардаком, царящим в нем, проходит внутрь, надеясь, что на этом все и кончится. Дверь со скрежетом закрывается. Как бы ни хотел доктор Тимберлен думать, что он попал в очень грязную подсобку - это никак не вязалось с их рабочими документами, разваленными среди общего мусора на полу. Слава богам, биологических отходов, кроме засохшего кофе и луж из-под чая не было, поэтому все окружающее его пространство было биологически безопасно.
Отпнув ногой очередной халат или какую-то грязную тряпку в сторону, Рик добрался до находящегося в ждущем режиме компьютера, чтобы запросить последний отчет.
- Компьютер, имя последнего ученого и дата последнего отчета, - компьютер радостно поприветствовал Рика, пока эльф ходил среди мусора, вычисляя свою папку, объявил 23 день его отпуска и его дорогого сердцу василиска. Взяв в руки телефон, Рик сделал дозвон Драйману, но обнаружил аппарат под пучей пустых папок посреди зала, - Вилфрид? - с некоторым удивлением, а позже и беспокойством спросил садист, - Вилфрид! - эльф оглянулся и начал шарить среди валяющихся вещей, он надеелся, что Драйман просто забыл телефон на работе и дрыхнет в кубе в их кабинете, а не пал где-нибудь здесь, - Драйман! - данные компьютеров сообщали, что василиск не был в кубе достаточно давно.
Беспокоился ли он? Собственно, это неприятное, гложущее его изнутри ощущение не давало ему спать уже несколько дней еще там, за границей дозволенного, но он все же надеялся на великий гений змия. Без присмотра Драйман и раньше мог стать жертвой мха и трупоедов, но в последние дни это все как-то... отошло на второй план. Дроу наивно надеялся, что привил змее режим. Не привил.
Отчаившись найти профессора, эльф принялся за уборку. Работать в таком помещении он не мог. В углу, где сейчас работала тепловая пушка (а работала она довольно плохо и в помещении царил приятный эльфу холодок) он заметил некое скопление мусора. Поскольку для эльфа за текущий час это не было слишком удивительным, он решил, что углом дальше, углом ближе - разница не велика и пошел смотреть, что еще мог разбросать его начальничек. Как же удивился эльф, когда нашел огромную змею.
- Вилфрид!! - упав на колени рядом с хладнокровным, Рик начал ощупывать и исследовать тело огромной змеи. Стоило отдать должное прошлому, с закрытыми глазами он все еще прекрасно понимал и ощущал, в состоянии змеи. А оно было крайне плачевным. Взяв большую его часть на руки и собственные плечи, Рик поднялся и пошел в их кабинет, намереваясь напинать всем в этом горе заведении, чуть не угробившем один из светлейших умов науки. Чувство бессознательной паники, ярости снова начало в нем просыпаться, напоминая о каком-то далеком детстве, когда он растил своего первого василиска. Лаборантам везло, что жажда крови дроу пока была удовлетворена. - Вилфрид, Вилфрид, не покидай меня, - он внес змею в их кабинет, зашел в куб, где уложил в гамак шлангообразное тело. Честно говоря, профессор мало чем отличался от садового шланга. Вытащив из стены аптечку, Рик всадил под кожу василиску иглу и начал капать глюкозу, очень надеясь, что тепло скоро начнет вырабатываться, сам он сел в кресло и положил голову змеи на колени, чутко следя за капельницей.
- Даже на месяц тебя оставить нельзя. сдохнешь ведь.

+2

3

Расположение под тепловой пушкой еще не означало, что он был должен очнуться в скором времени. Плачевное состояние, в котором он находился, не предвещало ничего хорошего, кроме продолжительного сна, все такого же громкого бурчания живота и вырывавшегося шипения на мотив каких-то крехтяще-стонящих духовых инструментов.
Резкая смена дислокации, источник тепла усиливался и появился до боли знакомый запах плоти. Что-что, но именно этот запах он ни с кем не мог перепутать, если бы находился в более вменяемом состоянии. Первая мысль, которая возникла в мозгу змеи - еда. В тоже время срабатывал некий отталкивающий инстинкт, который наводил запретные мысли о том, что этот мясной объект, есть не стоит.
Только как...ну вот скажите,  КАК (?) он мог довести себя до столь плачевного состояния? Неужели Вилфрид был просто не способен заботиться о себе любимом? Очевидно, что не был.
Глюкоза, которая медленно растекалась по кровеносным сосудам василиска, приводила в относительную норму. Профессор находился в состоянии спящего , практически бездыханного, шланга уже около 4-5 дней. Что бы тогда произошло, если его персональный фашист вернулся бы "минутой" позже? Страшно говорить о таком, но Вилфрид, находящийся в долгой отключке, уже испустил последний дух.
Сейчас хорошо. Тепло. Уютно. Либо змию показалось, либо воздух в примесью пыли стал намного чище, роднее. Издав протяжное мычание, василиск поелозил мордой на коленях. Если бы он сейчас был в трезвом сознании, то очень удивился тому, как вообще его тяжеленную тушу Рик смог затащить в куб. Ко всему великому несчастью еще прибавилась незапланированная линька. Почему Вилфрид всегда линял не по сезону, который в стабильности проходил у нормальных змей. Наверное, не в то время родился.
Буквально через несколько мгновений, рядом с эльфом уже лежал обычный спящий человек под толщей змеиной шкуры. К великому удивлению, капельницу поставили точно в руку (по любому у эльфа был уже наметан на это глаз), а профессор лишний раз не двигался, посему получилось, что с корнем он ее не выдрал. По всей видимости, это был только первый период линьки. Внешний вид профессора заставлял лишь расплакаться: тощее тело, практически черные мешки под глазами, впалые щеки... да что там тощее тело?, здесь присутствовала начальная стадия дистрофии. Но это не человек, так что Вилфриду еще повезло, что он может спокойно откормиться.
- Рик... – он словно чувствовал беспокойство помощника. Вилфрид начал подавать хоть какие-то признаки жизни. - Холодно.
Тело охватила легкая дрожь. Еще бы мужчине не было холодно. Сейчас он был без одежды, температура вокруг низкая, а так хотелось прижаться плотнее к темному, но не было на это сил. Поражало то, как Вилфрид вообще мог выговаривать внятные слова.

+1

4

Надо сказать, что в превращении василиска в человекоподобную форму нет ничего привлекательного. Наверное, именно поэтому Тимберлену было глубоко плевать. Для него василиски, наги, пауки в любой период своей жизни были прекрасны. Даже вот сейчас. Даже когда он намеревался недавно осчастливить своим прибытием Тот свет.
Первый признак поправки василиска - способность принять человекообразную форму. Медленно тело сжимается, изменяется и недавно продавливающая гамак туша огромной змеи, головой покоящейся на ваших коленях, превращается в стройную, даже больше истощенную фигуру крайне изможденного голодом и усталостью человека. Рик гладит длинные черные волосы, свалявшиеся местами, местами облепленные какой-то грязью или слезшей кожей прежней оболочки, гладит голову василиска, с беспокойством разглядывая бледные черты. Сейчас глюкоза поднимет температуру на градус, возможно на пару, но длиться это будет недолго, а василиски линяют от недели до месяца, все зависит от качества питания. Бледный пустой кокон шуршащей оболочкой остался на теле, он понемногу сдвигал её в сторону, вслушиваясь.
- Это тебе не субтропики, чего ж ты хотел? - тихо ругается эльф, недопонимая, когда это в его голове так четко успевает переключиться механизм гнусной ненависти и презрения в режим няньки, он тянется до аптечки, достает насадку кардиографа, зажим термометра, надевает это все на бледные, почти безжизненные пальцы василиска. На стене куба начинают появляться данные о состоянии змея, - Ректальный градусник бы тебе засунуть по самые уши, чтобы наконец запомнил, что жрать и спать надо вовремя, да ты ж его выплюнешь мне в лицо еще по окончании, - отклонившись, он достает со стула одеяло, набрасывает его на василиска, дистанционно повышает температуру в кубе до 28 градусов по Цельсию.
- Что? Совсем холодно? - он наклоняется ближе, касается щекой лба василиска, - Хреново выглядишь, Вилфрид, - тихо добавляет он, - Следующую капельницу поставлю с глюкозой и витамином C, уж не знаю, куда ты денешь всю эту жидкость, но похоже твой организм за воду мне сейчас будет благодарен. Давно линька началась? - он стягивает с себя халат, рубашку, всем накрывает змею. Ему совсем не холодно, он вообще привык к холоду, но он прекрасно знает, что змее сейчас важно быть в тепле. Удивительно, еще, что змей им не закусил, хотя в период линьки змеи никогда не едят, - Если глюкоза не поможет, обложу тебя грелками и буду греть сам, тебе спать сейчас  нельзя, говори со мной.

Отредактировано Рик Тимберлен (2011-11-29 22:53:41)

0

5

Тело василиска отдавало холодом. Когда помощник коснулся щекой ледяного лба Вилфрида, тот на мгновение прижался и легко нахмурился. Рик казался горячим и мужчине совсем не хотелось, чтобы он отстранялся. Вялость во всем теле, нехватка энергии из-за отсутствия питания, но организм змия сейчас просто радовался поступлению хоть какой-то жидкости за столь долгое время ее отсутствия.
Продолжая лежать с закрытыми глазами профессору жутко хотелось спать. Он чувствовал как разум медленно, но верно вновь проваливается во мрак. Не хватало сил даже на то, чтобы просто, совсем чуть-чуть, приоткрыть опущенные веки. Такое ощущение, что они слились воедино, тем самым заставляя будить в змее спящие инстинкты. Вилфрид вообще с великим трудом пытался разобрать о чем говорит Рик, успевая улавливать лишь отголоски предложений. Благо про ректальный градусник и вовремя пожрать он ничего не понял, в противном случае изголодавшийся зверь проснулся незамедлительно, даже невзирая на то, что у василиска наступил сезон линьки.
- Холодно, - уперто и тихо продолжал твердить Вилфрид, понемногу осознав, что готов уснуть, - спать.
Змей прекрасно знает (конечно же, в здравомыслящем состоянии), что он вредный и противный, особенно когда ничего не соображает.
Еще не остывшие рубашка и халат вселили в василиска призрачную надежду, что не все потеряно, и он может еще немного побыть морально со своим персональным садистом. Правда, по всей видимости, который сейчас совсем не был похож на садиста, скорее на заботливого папочку.
- Линька....с-с... сегодня, - заторможено отвечал Вилфрид, пытаясь связать несколько слов, но это пока заканчивалось великим провалом, - не помню.
Вот так, даже гении могут говорить на своей волне.
Вилфрид искренне старался напрячь свои мозги, искренне старался слушать Рика, но это оказалось слишком сложной задачей.
- Не могу...сейчас..., - казалось, что на этом слове жизнь василиска закончилась, но профессор просто решил подобрать слово, которое хотел сказать, поэтому выдержал слишком долгую паузу, - усну.
Скажем спасибо, нет, не Рику, а глюкозе, которая всего на несколько градусов к этому времени подняла стабильно-ледяную планку холодного тела василиска.

+1

6

- Черт, - вот поэтому, он старался никогда не уезжать дольше чем на три дня. За три дня этот невозможный тип не успевал ничего с собой сделать такого, что могло бы ему сильно навредить. Тимберлен временами не верил, что какое-то время змей вовсе жил один без присмотра хоть кого-либо, особенно, когда случались вот такие события. Обезвоженный, утомленный организм хотел спать, восстанавливать свое здоровье во сне, но пока Вилфрид оставался в гуманойдной форме - этого делать было категорически нельзя, по меньшей мере, пока он не подключит его к системе жизнеобеспечения. Низкое давление, стабильный, но медленный пульс. Змей впадал в спячку. Встав с кровати, Рик стал искать все. во что можно налить воды. Было бы великолепно засунуть профессора в ванну с горячей водой, но в офисе не было ни одной вменяемой ванны. Оставалось надеяться на ... технику. Достав несколько пластиковых бутылок, нагревательных панелей, которые Рик использовал, чтобы кофе возле его ноутбука всегда оставалось горячим, включив в кубе имитатор солнечного света и надев на глаза свои черные очки-хамелионы он вернулся, обложил змея бутылками с горячей водой и нагревательными элементами, обернув того пледом в несколько раз, оставив лишь руки на поверхности, сверху укрыл его собственным халатом. Нужно было бы еще достать катетер в мочевыводящие пути, скоро вся эта жидкость, вливаемая змею в вену начнет выходить наружу, вынося консерванты и яды организма, а Вилфрид пока не был похож на того, кто готов встать и выйти по нужде.
- Вилфрид, ради бога, не шевелись ближайшие 5 минут, я вернусь, - проверив, что температура тела медленно поднимается, Рик побежал в сторону лабораторий. Там точно должны были найтись нужные ему инструменты.

+1

7

Хорошая змея - спящая змея. Вилфрид оставался с Риком лишь частью своего разумного мозга, вторая же бесследно погрузилась в темноту созерцая черный квадрат.
Насколько помнил себя профессор, с ним уже такое случалось неоднократно, но в тех случаях его состояние не вызывало столько печали и суеты. Обычный долгий сон, хорошее питание и через двое суток он уже вновь ползал по лаборатории занимаясь повседневной работой, которая скапливалась за проведенное время в неадекватном состоянии. Змий никогда не хотел огорчать своего помощника таким безрассудным поведением. Это получалось неожиданно, спонтанно. Вилфрид не задумывался, что столько дел, которые нужно мало того, что запомнить, еще и выполнить в срок, свалится на его змеиную голову. От чего он просто забыл обо всем на свете.
Но вот сейчас он садовым шлангом развалился в кубе, укутанный в теплый плед, который ни хрена пока не согревал, окруженный заботой и вниманием и, самое главное, согревающими бутылками и светом.
- Рик, - сорвалось с бледных губ профессора в тот момент, когда помощник уже несколько минут как куда-то удалился в поисках каких-то агрегатов.
Усталость усталостью, но вымотанный мужчина понемногу осознавал, что нельзя было засыпать, поэтому старался из последних сил оставаться в чувствах. - Тимберлен, засранец...не смей оставлять...меня...когда я тебя...зову.
Да, змий уже бредил, но понемногу начал возвращаться здравый разум, который настучал василиску по шишке за такие слова. Угораздило же такую фразу выдавить.

0

8

Рику повезло, он нашел все быстро, благо - знал где искать. Но, учитывая то, что места эти находились довольно далеко, да еще тот факт, что Тимберлен по ходу ходил и шпынял лаборантов и уборщиков - возвращение его заняло некоторое время. В конечно счете он договорился, чтобы в лаборатории начали уборку и ни один документ не попал в шредер, а потом в сжигатель.
Он вернулся гле-то через 7-8 минут, влетел в куб. Наверное, на лаборантов так же действовало то, что дроу гонял по лабораториям в халате на голове тело и тот был чем-то заляпан. Как иначе объяснить быстроту их реакции?
- Вилфрид, - он прошел к гамаку, посмотрел на василиска, - Как ты? - показания вроде начали стабилизироваться, но все еще были слишком низкими. Есть василиск сможет только часа через три. Сложив принесенное оборудование на стул, он проверил капельницу, - Ты сможешь ходить?
Лучше всего было бы сейчас василиску оказаться в форме змеи, в ней он быстрее восстанавливался, но сейчас он этого сделать не мог. Дроу снимал с Драймана остатки слезшей шкуры, высвобождая того в плед.

0

9

Непонятно пьяное состояние василиска постепенно улетучивалось, позволяя наконец-таки открыть глаза и размытым собирающимся спектром оглядеться вокруг. Вилфрид постепенно начал въезжать где он находится и что из себя представляет, а если выразиться точнее, то как он вообще называется.
- Так... - начал василиск, проводя рукой по пледу, - я Вилфрид... Ошибки быть не может.
Свободной рукой профессор постепенно ощупал свое лицо на наличии очков где-нибудь в ближайшем районе головы, подушки или шеи. Стоп. Подушки? Продолжив исследовать самого себя Вилфрид, на великое змеиное удивление, обнаружил что расположен в гамаке.
- Какой к черту гамак? Где я? - возмущенно буркнул василиск, когда дроу успел вернуться со своими запланированными штуками в виде аппаратов для жизнеобеспечения.
Мужчина долго рассматривал новоприбывшего, словно видел первый раз в своей жизни. Голос казался до боли знакомым, но до узкого мозга (на данный момент узкого) василиска все не могло дойти откуда он его знает. Помощник был в отпуске, но силуэт и запах так напоминали Рика.
- Тимберлен? - прищурившись, змей даже приподнял голову, но тут же уронил ее обратно на подушку. - Какого черта ты не в отпуске?
Профессор довольно поежился от ощущения отшелушившейся кожи и тихо зашипел от удовольствия. Это был единственный приятный момент, поскольку изнеможенное тело ныло и требовало душа.
- Я хочу в ванну...горячую ванну.

+1

10

- А какого черта ты решил впасть в незапланированную спячку? У вас отчет на носу, профессор Драйман, - спокойно, но довольно язвительно заявил эксцентрично одетый дроу, голому, завернутому в плед ученому, - Здесь нет ванны. Только душ, и ты это прекрасно знаешь. Единственная ванна в этом здании заполнена кислотой.
Он внимательно разглядывал лежащего и разглядывающего его василиска. Похоже, свое дело сделали глюкоза и витамины, организм, получивший дозу простых углеводов быстро начал приходить в себя. Рик взял оборудование и временно сложил его в ящик, далеко убирать не стал, оно могло ему пригодиться.
- Ваше поведение, профессор, соответствует пятилетнему василиску, который сам себе пожрать не может поймать, - посмотрев на Вилфрида, Рик продолжил. Вообще, он когда бывал зол на василиска или раздражен, то обращался к Вилфриду, которого по привычке уже давно называл "золотце", с указанием звания и фамилии, - Надеюсь, вы понимаете, что ваше бездыханное тело в лаборатории могло поставить точку на ваших исследованиях.
О том, что дроу не на шутку испугался и волновался за безответственного змия - он упоминать не стал. Щас, обойдется. А вот нажать на любимую тему важности исследований вполне себе мог. Тем более, что в этот раз поведение василиска его и правда взбесило.
- Я не много у вас просил перед отъездом. Всего лишь месяц постараться не навредить себе. Но, вижу, вы не способны помнить о таких земных обещаниях, - тем не менее он взял капельницу, положил пакет на Вилфрида и вместе с пакетом поднял его на руки, отправляясь с василиском в душ.

+1

11

Вилфрид поджал губы. Он мог ответить, но только не Рику, который постоянно вытаскивал его из полумертвого состояния. Не то, чтобы профессор был неблагодарной скотиной, ему было что ответить, просто это странно, когда помощник прекрасно осведомлен об одержимости профессора в сфере науки.
- Хватит. Я знаю, - вяло отозвался василиск до сих пор плохо осознавая то, что сейчас происходит. - Я старался, Рик... правда... старался...
Профессора пристыдили. Пристыдили настолько, что когда дроу взял его на руки, василиск поджал губы и опустил виновато глаза. Честно говоря, если не брать во внимание поджатые губы, все выглядело словно Вилфриду все равно, что он чуть хвост не отбросил. Змеиное поведение позволяло не так остро реагировать на слова доктора Тимберлена, но со временем мужчина осознает более четко то, что происходит и обязательно подумает над своим поведением. Поэтому внимание василиска в данный момент приковала к себе намертво капельница.
Вот хоть запрещай уходить помощнику в отпуск. И лучше всего молчать о том, когда в отпуск уходил сам профессор Драйман.
- Статья... я не дописал статью...
Райс понемногу вспоминал последние моменты, когда он прибывал в более менее трезвом сознании. А как же поживал последний эксперимент, на который он убил последние бессонные ночи трезвого сознания? Столько нужно было сделать, что просто невозможно находиться на руках у дроу.
- Работа... Нужно закончить, - то ли василиск вновь начинал нести бред, то ли его понесло от витаминов.

+1

12

Старался он. Видишь как старался. аж только к концу месяца попытался со старухой поцеловаться. а не как обычно - после обеда. Нет, конечно это было огромное достижение. Драйман проживший без опеки почти 3 недели - уже достижение, да, в принципе. и его внеплановая спячка не была чем-то столь удручающим, как показывал это Тимберлен. только вот было одно НО. Рик прекрасно знал, что случается с василисками после того как они выходят из спячки после вот такого затяжного голодного периода. Но не на работе. Только не тех, с кем работаешь.
Спустившись в душ, Рик, придерживая Драймана одной рукой (а слабаком дроу никогда не был), повесил капельницы на крюк возле душа, усадил тело на стул, лишь для того чтобы стянуть с того одеяла и с себя халат, зашел вместе с василиском в душ, включая горячую воду. Какое-то время придется простоять здесь, парясь в душе, пока температура не поднимется настолько, что Вилфрид перестанет падать и сможет хотя бы нормально сидеть. Потом - спать. А завтра... завтра он найдет чем накормить проснувшегося василиска. ему очень нужно сейчас дождаться завтра. Завтра все будет гораздо проще.
- Закончил, насколько я видел по отчету. Работу.

0

13

Прострация. Полнейшая прострация, которая поглотила Драймана после того, как Тимберлен усадил этот кусок мяса на стул, не давала ему сосредоточиться и собрать свои каверзные темные мыслишки в кучку. А что случилось дальше, он еще долго не вспомнит, наверное, на василиска так подействовал горячий душ.
- Ты идиот, Тимберлен. Я тут распинался на работе, вкалывал как проклятый, пытаясь улететь на луну, а ты так бездарно меня кинул и ушел к другим ученым!
Какая муха укусила профессора открыть рот и говорить о таких пахабных вещах никто не знал. Дурак и в Африке дурак, но Вилфрид был особым дураком, который сходил с ума только по понедельникам.
- Ты предатель! Как ты мог меня подставить, что я теперь... а кто я? Не важно, сначала ты. Как вообще в твоем утонченном плавлено-садистском мозговом аппарате могло что-то встать, что заставило тебя передумать?! Пшел вон, кретин!
Ну, упадет, так упадет. Какую артерию прорвало в мозгу змеиного гения не важно, главное, он говорил от души и не всерьез. По крайней мере, после стольких лет, которые Тимберлен и Драйман провели под одной крышей лаборатории, дроу уже привык к таким выходкам "по понедельникам". Ведь понедельники такие понедельники.
- Да все вы в этой лаборатории предатели, только и думаете о том, когда я буду в отключке и как удобнее мне будет всадить нож в спину! - василиск беспомощно и слабо ударил в грудь лунного, но резко переключился на другую тему. - А я ведь всего-то хотел: немного понимания, любви, поесть радугу, вынести президенту мозговой аппарат, утонуть, устроить Армагеддон и править миром! - самое интересное, что василиск особо не дергался, кроме как махал свободной рукой и вяло бил Рика по верхним частям тела, ну, может быть, разок в челюсть попал.
- Мы должны лететь на Марс и открыть там радугу! С дороги, смертный, Бог мира собирается действовать!

+1

14

Горячая вода ручьями стекала по длинным волосам отягощала брюки, заливая носки, обувь. Он стоял и держал василиска на руках, размышляя о том как и в какой последовательности будет наказывать всех ответственных за произошедшее. В конец охренели безалаберные и безмозглые отбросы генетического мусора. Чуть гения не угробили! О, вот, кстати, гений вещать начал. Буйно так вещает.
- Чего ты там о моих умственных способностях сказал, Драйман? Не охренел часом? - оооп! И уворачиваешься от бессильно отмахивающегося от него Вилфрида. На фразы "пшел вон" у него давным давно был иммунитет. Вообще в лаборатории так и не было понятно, кто главный, потому как фактически Рик всегда делал так, как ему нужно. Глядя на с ума съезжающего василиска до Рика медленно но верно стало доходить это локальное помешательство.
- Ну знаешь что, василиск недосиженный, мог бы и включить свою гениальную соображалку, прежде чем меня кулаками дубасить, а то на Марс я полечу без тебя. И сожгу всю твою гребанную радугу!

+1

15

Василиск находился на своей волне и категорически отказывался слушать своего помощника. Мозг постепенно превращался в одну сплошную опухоль громадного сумасшествия, которая подбивала Драймана нести бред чистой воды.
- Что слышал или я непонятно выразился? - огрызнулся профессор в ответ.
Где-то в глубине здравых рассуждений Вилфрид терпеть не мог, когда Тимберлен сваливал надолго в отпуск, а еще больше ненавидел то время, когда в отпуск должен был уходить лично. при таком раскладе у змия всегда не по-детски сносило крышу и это трудно было остановить, если только вырубить до следующего дня и ждать пока он проснется.
- Ты ничего не понимаешь! - насильно перебил дроу профессор, с уверенностью продолжая убеждать того в своей правоте. - Ты меня никогда не понимаешь. Бездарный самовлюбленный тип с мазохистскими наклонностями, который даже начальника не слушает и твердит каждый раз одно и тоже. Да сдались мне твои жрачка и опека, свалил раз и одной большой опухшей проблемой в твоей никчемной жизни станет меньше. Что тут говорить о всем остальном мусоре, который меня окружает и не способен даже на свое собственное мнение!
Василиск распушил капюшон не на шутку. Даже нахмурился ради приличия и состроил умное выражение лица. И вот только пусть на этот раз попробует сказать что-то против. Может он и от части потешил самолюбие дроу, но в данный момент неадекватность заражала разум пофигизмом и напрочь вырубила инстинкт самосохранения.
- Остроухий, ты вообще знаешь что такое развлечения? Или твой разум захвачен одной работой и садизмом? Нет? Так давай его освободим! Снимем скальпель и положим на полочку до лучших времен, у той же курицы и то мозгов побольше будет... О, нет! Ты это слышишь? - в ту же секунду тело мужчины задрожало, а испуганный взгляд стал метаться по помещению в поисках очага опасности. - Они пришли за мной... Я не хочу. Не дамся. Надо срочно бежать. Мы должны убежать вдвоем! Срочно! Нельзя медлить, Джек.
Вилфрид перешел на угрожающее невнятное шипение, явно нарываясь на неприятности, но совершенно не осознавая этого. На самом деле, он ни о чем таком никогда не думал в сторону своего помощника. Тихо и мирно уважал его за опеку, внимание и личные умственные качества во всех аспектах.
- Джек, настало твое время!

0

16

Подавляя желание приложить василиска головой о стеклянную стенку душевой кабины, Тимберлен выслушал речь василиска и отвесил тому пощечину. Нормальную, весомую пощечину, а не похлопывание по припухлым от голода щекам змия. Он. конечно, мог получить после всего этого еще большую дозу адреналина в виде разъяренного василиска, но Рик слишком хорошо знал змей. И этого змия он тоже знал очень хорошо.
- О любовниках своих потом вспомнишь, Драйман. Сначала придется вспомнить, зачем и куда нам бежать. - он поставил василиска на пол, уперев того в стенку с душем, прежде хорошенько встряхнув, отчего тот перестал напоминать вообще что-то более адекватное, чем взбитые в блэндере сливки, - Ты вообще помнишь, как меня зовут или мне тебе напомнить?

+1

17

Драйману вообще было не до боли. От нехватки сил и долгого отсутствия питания он не придал пощечине особого внимания, пока не понял, что хорошенько приложился затылком о стеклянную панель кабинки. Да что уж там, это половина беды. Только от этой пощечины в душе закипела злость, повествуя о том, что василиск потихоньку начал возвращаться восвояси.
- Тимберлен! Какого хрена ты творишь? - профессор не сорвался на крик, скорее это было похоже на возмущенное ворчание. - Какие, нафиг, любовники? Куда бежать?
Кардинальная дезориентация в пространстве и событиях. Видимо, хорошо он приложился к прочному стеклу, что амнезия вновь взяла в заложники его воспоминания. Не все, а только те, которые свершились несколько минут назад. Только когда змия встряхнули, хорошенько встряхнули, он начал вещать более адекватные возмущения, чем были до этого.
- У меня и так мозгов нет, а ты из меня последние решил вытряхнуть?
Змий не то, что возмущался, он угрожающе шипел. Опека опекой, забота заботой, но чтобы так заботиться и приводить его в чувства - верх наглости. Профессор в этом убедился не в первый раз.
- Скотина, - ругнулся он напоследок.

+1

18

- Ага, вернулся значит, - мокрый с ног до головы, с мокрыми волосами, налипшими на обнаженный торс аналогичного цвета, Тимберлен сейчас больше напоминал кусок угля, который кто-то с дуру полил водой. Большой такой кусок угля, - Вот и замечательно, значит те остатки, что еще были в этой черепной коробке, я по стенкам черепушки все-таки размазал, а то завалились в самый пыльный угол и сохли там. - "скотина" прижалась щекой ко лбу василиска, измеряя температуру, - Нормально, - стерев остатки кожи, и отмыв василиска, рик молча вытащил того из душа, вытер и надел на него халат.
- Спать. - сам дроу принялся снимать с себя мокрые шмотки и искать себе полотенце, чтобы вытереться и чем-то обмотаться. Надо было дойти до куба, там точно было что-то прозапас.

+1

19

Василиск вообще не врубался о чем говорит его помощник, что уж говорить о том, что Вилфрид понимал его с великим трудом. В данном случае, чем проще выражались, тем для него было лучше во всех направлениях.
- Куда вернулся? Кто вернулся?
Рик начинал его не на шутку беспокоить на объект адекватности, но только тогда Драйман начал припоминать о своих внутренних изъянах в плане "схожу с ума только по понедельникам". Снова стало стыдно за свое поведение. На остальных Вилфриду глубоко наплевать, особенно если кто-то мог застать его в таком плачевном состоянии, только вот не наплевать было на дроу, который в его душу вкладывает. Так ведь и работать еще успевает. Порой возникало чувство, что змию наняли няньку. А ведь действительно, Тимберлен как-то неожиданно появился в лаборатории.
- Интересно, на кой фиг ему надо со мной так возиться?
Василиск чувствовал в этом какой-то подвох, не учитывая тот факт, что дроу питал нежность змеям. Драйман давно и искренне считал, что интерес эбенового друга кроется только в мозгах Вилфрида. Это не огорчало, просто даже сейчас, когда усталый взгляд был направлен на мужчину, он осознает его как замену?
- А замена ли?
Глупости. В голове только одни глупости, о которых сейчас думать не следует, тем более в присутствии дроу, который не отличался любопытностью.
- Какой спать? Работать! - фыркнул тот ему в спину, в попытке подняться.

+1

20

Отказать себе в удовольствии не слушать чужие мысли для дроу временами было почти не посильно. Он чаще всего не вникал в окружающий его шум, потому что возникало острое желание истязать мозг жертвы различгыми домыслами и вообще, но с Драйманом приходилось держать ухо в остро, особенно когда тот начинал сходить с ума, что серьезно огрочало Тимберлена, хотя временами дроу не понимал чего это он так беспокоится.
- Никуда и никто. Я вернулся из отпуска, а ты тут от голода помираешь, - так и не найдя одежды, дроу развернулся и посмотрел на василиска, - Сиди давай, какой тебе нафиг работать? КПД от твоей работы будет 0,5%.
Взяв небольшое полотенце, он обернул его вокруг бедер и зацепил зажимом для волос.
- Пошли, отоспишься, поешь и работай дальше, - приподняв василиска под руку, он забросил её себе на плечо, позволяя василиску идти самому, но опираясь на дроу, - И невздумай сопротивляться. Силой уложу спать.

+1

21

Драйман устал физически от того что работал на износ, но его мозговая деятельность говорила об обратном. Змий не часто задумывался о таких моментах в своей жизни, предпочитал плыть по течению даже не просчитывая к какому берегу его выбросит волна. Помощник напоминал профессору курочку, которая все старается подобрать под себя, тем самым проявляя либо заботу, либо инициативу в некоторых моментах.
- Вот и он туда же...
Только змиевы мозги и вспоминать не хотели, как беззаботно ход его мыслей можно просто прочесть как открытую книгу. Это хорошо, в противном случае Драймана вновь накроет приступ периферии и мозгового сонного экстаза.
- Нет, значит, - действительно, куда ему рыпаться работать? Но ведь можно порой изобразить строгого начальника, который заинтересован в высоких результатах продуктивности своих работников? Пусть не вовремя, но это для профилактики. Змий и не столько говорил о себе, сколько об окружающих, которые совсем распустились пока он тут подыхал, изображая садовый шланг.
- Тогда мне придется силой тебя слопать, - проворчал василиск себе под нос опираясь на дроу и пытаясь вяло передвигаться, чтобы наконец-таки завалиться в ближайшее ложе и отоспаться недельку-другую.
Вилфрид встряхнул мокрой головой, насильно выталкивая из своей головы то, о чем меньше всего хочется думать в такие моменты - Рик.
- Почему я не могу думать о таком, когда нахожусь НЕ на работе!
Любой бы сейчас ему посоветовал "Вилфрид, выключай мозг и включай блондинку". Легко сказать, но это ведь так трудно! Сейчас вообще все трудно делать, а думать о Тимберлене еще и больно. Он ведь еще и любовно подзуживать будет. Печально вздохнув, профессор прищурился и посмотрел на помощника с подозрением. Совсем не понятно что именно он хотел увидеть на этой наглой морде.
- Вот и мне интересно. Что?!

+1

22

Но Тимберлен смотреть на василиска не стал, довел того до куба, уложил в другой, чистый и свободный гамак, достал ему подушку, одеяло, укладывая спать. отвечать на выпады змия толка он не видел, не было в этом смысла, так что, уложив василиска, дроу отправился одеваться, роясь в шкафах в поисках своей запасной одежды. в конечно счете он её нашел, оделся, убрал второй гамак и мусор. Надо было идти организовывать работников убирать лаборатории.

0

23

Несколько минут отлеживания под теплым одеялом постепенно стали ворачивать змия восвояси. Однако это было не столько ворачивать, сколько вводить его в новый ступор, ибо преждняя информация потихоньку догоняла мужчину, нанося удар в самое сердце мозга.
Он, да еще и один в кубе?! Не бывать этому! Тут тогда будет холодно и одиноко, словно в снежный день, а это очень печально, поскольку змий уснет надолго.
- Стоять. - профессор схватил резко своего помощника за руку, - Я хочу...!
Сам он особо не понял, что сейчас сказал, но данная фраза несла в себе очень большой и растяжимый смысл, в первую очередь, что василиск не намерен спать. А вот все последующие смыслы он предпочел пока не оповещать, удивленно уставившись на дроу, не отпуская его сильной руки.

+1

24

Рик, собравшийся было выйти из куба и уйти восвояси, напинав всему живому по дороге, на минутку подошел проверить, чтобы змей спал в одеяле, василиск дремал в одеяле, медленно, но верно засыпая. Дроу, развернулся, собравшись, наконец, уйти, но василиск резким движением остановил его возле гамака. Мягка конструкция покачнулась, сменив точку равновесия, рука схватилась за его кисть, змий ошалевшим взглядом смотрел растеряно на него, в воздухе висели слова.
- Хочу? - тихо, почти устало переспросил лунный, глядя на профессора. Чего он мог там хотеть? Спать? Сомнительно. Есть? Он сможет это сделать только часов через 10, когда жкт проснется от спячки. Пить? Только что в воде по самые уши торчали. Работать? Да дроу проще его в гамаке зашить, чем дать сейчас работать. Подойдя к гамаку ближе, чтобы василиск не выпал из своего висячего гнезда, дроу присел на край гамака, укладывая василиска обратно, но руку не отнимая.
- Чего хочешь? - не сказать, чтобы дроу так страстно желал исполнить любое пожелание своего патрона. Нет. Его мучило обычное любопытство. Мысли василиска были сейчас настолько эфемерны, что эльф угадывал лишь направления. Тепло, определенно должно было быть тепло, василиск не хотел впасть в спячку. Но зачем ему дроу?
"А может я перестарался?"- с перегреванием змей тоже стоило быть осторожным, а он за несколько часов поднял температуру тела василиска на несколько градусов, такие перепады стимулировали змей к размножению. Не хватало, чтобы у василиска так же снесло крышу, впрочем, после горячительных витаминов - не удивительно. Он и раньше замечал, что витамин С странно действует на Вилфрида.
- Так чего?- склонившись над змием, эльф вглядывался и вслушивался, склонился он не для того, чтобы спровоцировать василиска, но лучше услышать ответ, а заодно проверить реакцию.

+1

25

Вилфрид еще никогда в жизни не чувствовал такой растерянности как сейчас. Дроу ведь остановился и осторожно присел рядом, задавая наводящие вопросы, чтобы василиск выдал ему ответ. Только профессор сам толком не понимал, что он хотел от помощника. Тепла? Он сейчас и без того достаточно согрет. Ближе? Так дроу и без того расположился слишком близко.
- Просто хочу...
Губы василиска прошептали расплывчатый ответ, а ладонь мягко, нежно скользнула по крепкой пояснице под одежду, вторая одарила легкой лаской щеку мужчины, подманивая приблизиться теснее и накрыть губами темные уста остроухого.
До наступления брачного сезона Вилфрида было еще далеко и спонтанное проявление нежности и нуждаемости было, как минимум, странным. Но в ослабшем теле словно открылось второе дыхание. Пальцы с легким нажимом ловко пробежались по позвонкам вверх, потом низ, занимая исходную позицию. Губы жадно, властно изучали уста помощника, словно это было ново, а раздвоенный язык нагло и бесцеремонно исследовал десны и ровный ряд белоснежных зубов.
Правда в считанные мгновения василиск опомнился, отстраняясь и непонимающе разглядывая мужчину. Возможно, он таким образом просто хотел выразить благодарность?
- Спасибо.
А что он может еще сделать в таком случае? Да. Захотелось ему отблагодарить эльфа именно таким способом. Да. Ему неважно, что о нем сейчас подумают. Только у змия такие порывы и крики души проявлялись именно в плачевном состоянии, а когда он погрузится в сон, то врятли вспомнит что-нибудь об этом.
Ведь кто еще будет с ним так нянчиться и терпеть сумасшедшие выпады по понедельникам? Только Рик.

+1

26

Касание гладкой мягкой ладони к щеке, на спине он ощутил руку только потому что Вилфрид все еще несколько прохладнее самого Тимберлена, он сам практически не чувствителен к касаниям, чему способствовало многочисленное шрамирование на теле, но тепло руки на щеке он чувствовал очень хорошо, и прикосновение припухлых, мягких губ, жадность этого спонтанного поцелуя. Он опускается на локти, утраиваясь над змием, отвечая на этот короткий, спонтанный порыв, прекрасно понимая, что завтра с утра, когда василиск проснется и поползет есть, восполняя силы - он не вспомнит ни этого поцелуя, ни своего желания.
Жадные ласки, намекающие на слишком многое, но не желающие ничего.
Что это? Спонтанное желание ласки? Не благодарность, совершенно точно. Последнее чем мог отблагодарить его Вилфрид - таким вот порывом. Нет. Ему всегда было достаточно того, что с василиском все в порядке. Но Драйман сейчас думает именно об этом.
Он не стал спрашивать, за что Вилфрид его благодарит, сейчас змей может сказать ему много, что на самом деле правдой не является, он сам сейчас запутался, завернулся и не может понять мотивов своих действий, так что... лучше не давать ему повода остановиться.
- Тебе холодно, - тихо шепнуть в губы, едва касаясь их поцелуем, скользнуть дыханием по щеке вниз, спускаясь к вене, целуя шею и считая пульс василиска, проверяя состав кончиком языка, обводя место поцелуя.

+2

27

Вилфрид не понимал сейчас что творит, ему нет дела ни до чего кроме эбенового объекта, который он не хотел отпускать никуда.
- Да. Очень холодно, - хватаясь за любое слово, чтобы только не уходил, был рядом именно сейчас. Жадных касаний не хватило на долго, василиск слишком обессилен на великие подвиги по идеальному соблазнению, но надеялся и хотел не этого. Совсем не то, о чем подумал дроу.
Губы охотно отвечали на любое касание не действием, так тихим сдавленным стоном. Ладони легкой извивающейся дорожкой скользили по торсу вверх, освобождая желанный искомый носитель тепла от одежды, безжалостно и из последних сил скидывая ту на пол. Растормошив свой халат по сторонам, змий крепко стиснул своего помощника в цепких объятиях, наслаждаясь переливами холодных и жарких амплитуд, наслаждаясь как губы изучают его стройную шею, терзают и обводят языком пульсирующую жилку. Он лишь подставляется, запрокидывая шею назад. Не осознает чем все может продолжиться, ведь не надеялся на это.
- Я просто нашел предлог, чтобы ты остался подольше, - практически неслышно шепнул змий одними губами, отдаваясь томительному блаженству ласк и охватившей волны мурашек.
Вилфрид уже потерял когда-то привязанность и смысл всей своей жизни. Ему не хочется испытывать это чувство опустошенности вновь. Пусть он и выражает это практически в единичных случаях, пусть не помнит то, что происходит, но в обычной обстановке он их просто глубоко прячет, нагружая тоннами работы, которая не позволяет отвлекаться. Он глушит все это в себе, не позволяя мешать работу и личную жизнь, еще от части считая, что не стоит навязываться Тимберену, учитывая, что тот просто снисходительно относится к нему из-за змиевой принадлежности.

+2

28

Тонкие длинные дрожащие пальцы неаккуратно, но без повреждений стаскивают с него одежду, сбрасывая куда-то вниз, дроу на время прекращает свои наблюдения касаниями к коже, позволяя себя раздеть, раз уж василиску пришло это в голову. Тело змия прохладное, если не сказать больше, но Рику нравится, он терпеть не мог жары. ему по душе всегда были холодные пещеры. Он обнимает стройное тело, проводя ладонью по кожа под халатом вниз, изучая прогиб спины, исхудавшее тело...
- Я так и понял, - он осторожно лег рядом с василиском, стараясь не перевернуть случайно гамак. Василиск, лежащий в плачевном состоянии рядом с ним вызывал желание поубивать всех лаборантов в стенах организации, и Рик этим займется, пусть никто не сомневается, но этот странный поцелуй... да к черту размышления над поцелуем, он касается мягких губ, заставляя себе отвечать, кончик языка, украшенный проколом с шариком, обводит со специфическим стуком ряды зубов, бесцеремонно врываясь в рот. Ему нужна реакция от василиска.

+1

29

Неожиданности такие приятные неожиданности, особенно когда накрывают внезапно с головой, закружив в странном миксе ощущений. Сонливость, лень, желание - все они смешались в раз и, вроде бы, так хочется вздремнуть, отдаться во влечение Морфия, но он сам начал. Он сам захотел, чтобы дроу был рядом, нежно его обнимал, изучал грубоватыми ладонями его исхудавшее бледное тело. Вилфрида всегда поражало с какой великой тягой Рик проникает в его сознание, угадывая желания, стремления. Это не нравилось василиску, который предпочел скрыть свои тайные мотивы и остаться незамеченным от любопытства эбенового эталона. Но сейчас...
К телу прильнуло нечто горячее, крепкое, сильное и рельефное. Ладони бережливо оглаживали каскад плеч мужчины, который зря решил прилечь рядом с василиском. Вилфрид крепко стиснул Тимберлена, словно в объятиях своих змеиных колец, прилип к нему, словно пиявка высасывающая кровь донора. Только профессор немного не ожидал, что дроу решит продолжить. Он вообще сейчас ничего не ожидает и даже не может надеяться. В голове василиска пролетает слишком много мыслей, чтобы можно было выделить хоть одну основную. Его волновало сейчас все на свете, вплоть до потопа в ближайшей стране. Все настолько хаотично, не понятно и так кружится, что профессор просто не в состоянии...не в состоянии сказать Рику нет. В ответ на дерзкое проникновение, василиск послушно открыл рот, чтобы язык темного увеличил напористость ласк его рта. Прохладная ладонь змия нежно, бережно скользнула по шее вверх, упоительно зарываясь в копне черных влажных волос мужчины.
Вилфрид лишь тайно может его желать, неосознанно, робко и застенчиво и в тоже время пылко и горячо. Он слишком привязан к мужчине, чтобы нажать на тормоза. Единственное, что может остановить Драймана - хороший сон.

+1

30

Объятия истощенного на первый взгляд василиска сжимают словно тиски, вот вот грозясь выйти на то напряжение, когда начинает трещать твердая структура костей и мягкое нутро выдавливается наружу безобразно-красным джемом.  В этих объятиях не страсть, в них заложен инстинкт и страх. Он подсознательно не хочет быть один, ему страшно быть одному, но в то же время, он не просто нуждается в обществе, он нуждается именно в этом лунном эльфе. Просто потому что Тимберлену никогда в голову не приходило довести змия до такого состояния.
Показавшийся было пассивной покорностью поцелуй на деле может оказаться змеиной попыткой захватить жертву целиком, начиная заглатывать ее с головы, и не понятно, что больше превалирует в этом движении, желание выжить или желание отдаться напористому, разозленному темному. Откуда только в нем столько нежности и заботы по отношению к василиску? Откуда столько желания уберечь, не дать умереть по собственной глупости?.. Это не было тем отцовским чувством, испытываемым к другим василискам, которых он растил. Нет, с этим он встретился уже долго после становления змеиной натуры, но... может это просто потребность быть рядом с василиском? В конце концов, его ограниченный миром поток заботы должен изливаться хоть где-то, пока остальная часть мира страдает от его неудовлетворенной жажды творить уничтожая...
Изучив влажные теплые глубины рта василиска, он прерывает поцелуй, чтобы спуститься на шею, прикусить алебастровую кожу, едва ли ласково сжимая тонкое тело в своих объятиях. Ему интересно, сожмутся ли кольца сильнее, если змею укусить? Убьет ли василиск его своими объятиями так же, как убивает удав, всего лишь уколотый иглой, но, он все еще помнит, что может сломать это тело, просто потому что сейчас он сильнее.
- Тебе надо спать, Вилфрид.

+1

31

Змий руководствуется чутьем. Им правит животное, которое наконец нашло нужную дверь для выхода наружу. Профессор ничего не понимает, голова кружится от вдумчивого, изучающего поцелуя, что прерывается в следующую секунду, отголоском обволакивая зубы непривычной грядой резких вибраций.
Вилфриду ничего толком не нужно. Они всегда вместе, всегда рядом. По крайней мере, так змию казалось и этот порядок очевидности не менялся. Рик никогда не оставлял его надолго, это случилось впервые, но василиск старался, он дожил до возвращения своего блудного помощника. Подумаешь, состояние критическое, из каких кровожадных лап его только не вытягивали, что он только не успел пережить на своем веку - все нипочем и морда кирпичом. Сладкая сонливость вязкой патокой разливалась по всему телу василиска, а легкий укус в шею заставил пальцы плотно впиться в резкие перекаты рельефов лопаток. Только это животное чувствует то, чего хочет его хозяин. Оно жаждет бодрствовать, познавать и охотиться, только не видит свою добычу.
- Да, спать, - томно прошептал василиск, даря мимолетные отголоски поцелуев эбеновой коже лба, острого уха, поддевая языком колечко в хрящике.
Руки ласково, практически невесомо оглаживают тело дроу, смыкаются в замок на середине позвоночника, образуя чувственные, пылкие объятия. Кончик носа чертит хаотичные беспорядочные дорожки от уха к шее, чуть наваливаясь на мужчину, чтобы зарыться в этот чудесный аромат вьющихся смольных волос. Колено плавно скользит между сильных бедер Рика, надавливая на пах. Только василиск это делал не специально. Он просто принял более удобную позу для наступающего сна, волну которого он все еще не мог поймать.
- Главное... не уходи..., - губы продолжают издавать еле слышный хриплый шепот, - я... я...
Не осталось даже сил, чтобы говорить, но и продолжать свои мысли он тоже не хотел.

+1

32

- Хочешь спать, - тихо говорит дроу, подавляя в себе желание разбудить своими действиями василиска, сломать этот их тонкий мир отношений, висящих в воздухе. Движения василиска вызывающие, жадные, он сам того не понимая заводит сознание темного, выбирая какое-то особенно чувственное направление, единственное, чем отличается сейчас ото всех любовников змия эльф - он умеет не вестись на все это, он понимает, что зачастую и сейчас эти действия лишь имитируют сжатие колец, огромной змеи, собирающейся поспать.
Он прикусывает мочку уха василиска, потягивая ее, прижимая к себе исхудавшего профессора, рука подхватывает край одеяла, и он укрывает их обоих, устраивая змея спать. Дождавшись, когда дыхание его выровняется и равномерное тепло темного согреет холодного василиска, он достает рукой до коммутатора и тихо, спокойно, но очень угрожающе раздает указания лаборантам, уборщикам, охране, заставляя убраться в помещении, впрочем, ни выбросить, ни уничтожить или вынести ни одного документа он из помещения не позволяет, все должно быть собрано, мусор убран. Утром змий должен попасть в светлый, чистый кабинет. Отдельно подготавливается объект rd985 в палату 578 - трапезную Вилфрида, выход как раз в одной из панелей их кабинета, василиск поест и примется за работу. Обнимая мужчину и закрывая глаза, Рик размышлял о своих дальнейших действиях. Его заместители работали хреново.

(конец отыгрыша)

Отредактировано Рик Тимберлен (2012-03-29 07:25:36)

+1


Вы здесь » Другая сторона » Кладбище тем » А пришел бы ты минутой позже...