Другая сторона

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Другая сторона » Кладбище тем » Темная сторона Луны


Темная сторона Луны

Сообщений 1 страница 50 из 80

1

Время действия: некоторое предположительное время в будущем. Полмесяца-месяц после открытия гена.
Место действия: закрытый ночной клуб-бордель в Эниси. "Луна"
Действующие лица: Рафаил Андерсон, Wilfried

Начало.
Клуб "Луна", как и большинство ночных клубов-борделей Эниси, существовал под протекцией некоторых личностей с не совсем честными источниками заработка. В частности этим клубом заправляла группа знакомых Рафаилу открытых, продающих оружие через его связи. Наверное, именно это знакомство, именно эти "люди" и подвигли вытащить Андерсона свою взбрендившую, окончательно запутавшуюся задницу из дома в направлении, где его прокисшие мозги смогут хоть как-то отвлечься от свалившегося на них "счастья".
Стриптиз всегда был для него чем-то... красивым. Подтянутые, сильные тела ловко управляющиеся с шестом, выполняющие вис разной сложности, падения и задержки, плавные движения... огромная работа мышц. Сила. Здоровье. Ему нравился и мужской и женский стриптиз. Для него это был вид спорта и искусства. Возможность приобщиться к миру иллюзий.
Море иллюзий.
Тело скользит по шесту за мгновение до падения хватая ногами шест, прежде чем произвести новую смену позиции и перебросить через сильный корпус ноги наверх. Яркая, красивая саламандра. И он.

Ему давно не помогали ни алкоголь, ни сигареты. Пришлось отпуск взять на работе и решать вопросы по телефону. Он не знал было ли когда-нибудь кому-нибудь ТАК больно. Не знал было ли кому-нибудь так плохо. Маниакально-депрессивный синдром, сказал ему знакомый. Он болеет маниакально-депрессивным синдромом. Он. Человек с нервами танка. Ах нет, простите. Мутант на основе вампира. Грязный выродок генофонда.
Его не восхищало зрелище, пустоту, возникшую внутри не могло утолить ни что, наверное, поэтому он и пошел в бордель. Тащиться в таком виде домой было странно, а не вернуться он не смог бы. Красиво умереть в лучах восхода солнца не вышло.
Ему снова нужна была причина присмотреться к миру. Он присматривался. Сквозь серый сигаретный дым. Мужчина в черной коже.

+3

2

Работа. Черт, как много смысла заключено в этом слове. Ее умение поглощать любого человека или существо просто завораживает. Ловкость пустить корни настолько глубоко в твое сердце и разум, что начинаешь чувствовать себя одержимым – это удивительно. Походишь на наркомана, которого подсадили на героин. А в это время в голове пролетает столько фантастических мыслей, которые не в силах догнать никакая наука!
Вилфрид уже давно подумывал о добротном отдыхе. Он ничего не планировал прежде, чем придти сюда. Все получилось как-то спонтанно, а самое главное - быстро. Незадолго до прихода, змию раздался звонок, честно говоря, он не хотел брать трубку, но абонент был слишком настойчив, посему и не устоял. Обычное приглашение - пойти в клуб, но зная привычку змея, который вечно гнался за совершенством в любом проявлении, не составило труда уговорить его посетить мужской стриптиз.
Так он и оказался тут.
Спокойно сидел за барной стойкой, подпитывая свой организм расслабляющим конденсатором - алкоголем. Возможно, Вилфрид и пьянел, но это состояние быстро улетучивалось, что он не успевал и глазом моргнуть. Совершенный танец или танец совершенства? Молодые люди так эффектно и завораживающе обхаживали шест на своей арене боя, что мужчина просто не мог отвести взгляда. Эти плавные линии, движения, которые сменяются на резкие выпады, и заканчивались мягкой волной, что походили на охотящихся диких котов.
Невозможно сдержать свои восторг и восхищение. Вилфрид въедался своим броским взглядом в танцоров, вселяя в окружающих не совсем положительный букет эмоций. Но ему было искренне плевать на это.
Вновь привычка, походившая на один из идеальных шаблонов в его жизни. Он ничего с этим не мог поделать. Змий был достаточно удовлетворен своими моральными устоями, и, если пришел хорошенько отдохнуть, ему ничего не мешало. По крайней мере, он так думал.
Совершенство в каждой линии молодого тела подталкивало лишь на одни и те же мысли:
- Забрать бы на опыты.
Но рядом с собой он не смог найти нечто похожее, посему пришлось просто влить в себя остатки терпкой текилы и отодвинуть пустую стопку в сторону. Профессору становилось в некотором роде скучно, хотя, скорее всего, он больше устал. Это чувствовалось по выдержке его движений и утомленности во взгляде, хотя тот был уже захламлен посторонним восторгом.

+2

3

Бардовые, похоже на кровь волосы струятся на пол, когда танцор прогибается назад, практически становясь на затылок в своем постике. Андерсон пропустил тот момент, когда юноша умудрился повернуться к нему спиной и так соблазнительно продемонстрировать свои волосы, шею, плечи, грудь... дальше его глаза не пошли, загипнотизированные алым отблеском длинных волос. Казалось бы, всего лишь цвет. Но в горле пересохло, запершило, он подавился порцией дыма и закашлялся, склонившись вперед, пытаясь унять приступ, когда глотку пронзила болезненная судорога, схватившая связки и заставившая все мышцы мгновенно сократиться. Мутант прокусил нижнюю губу, схватившись за шею и задержав дыхание. Он знал, что нужно переждать мгновение, всего пол минуты и он снова станет живым. Всего пол минуты. В первый раз было много хуже, но ослабление приступов его огорчало только больше, чем их наличие.
Справившись со своей маленькой проблемой он все же поднялся с места и пошел в бар. Стриптиз его не развлекает, что может его развлечь?
"Смерть, Райфл, тебя, блин, сейчас сможет развлечь только старуха с косой. Солнышко ведь ты пошел встретить, хотя знал, что стал вампиром. Может, это не так уж и плохо. Иметь возможность скончаться только насильственной смертью. Лорэйн же живет себе", - о да, живет. Андерсон просто не мог признаться себе до того дня, когда судьба повернулась к нему, что он не хочет быть открытым. Что ему достаточно его человеческой жизни. Унылое, хреновое настроение бесило его только больше.
- Водки. Двойную, - сказал он бармену, садясь за стойку, голоса как такового пока не было, зато прорычать у него вышло отлично. Сейчас он примет норму электролита на литр крови и снова слегка сойдет с ума. По меньшей мере злое веселье лучше трезвой апатии. А еще может в баре окажутся оборотни и вечер станет совсем веселым. Вот например этот симпатичный брюнет. Ну чем не оборотень?
Хотя... нет. Этот змий. Большой такой змий.
- Хорошего вечера, - "чтоб он хоть у тебя был".

+1

4

Волна звука. Затишье. И вновь волна.
Закрыть глаза, чтобы чувствовать ритм, который задает диджей в этом борделе. Разум окутала приятная усталость, заставляя расслабиться полностью, и змею это определенно нравилось. Захлебнуться в ощущениях, от помеси расслабляющего алкоголя и ядовитого дыма, что витал вокруг - это бесценное чувство.
От такого и начинается осознание, что отдых намного приятнее работы не только  в переносном смысле, но и в прямом.
Змия по сей день не отпускало чувство нуждаемости в ком-то, возможно, из-за специфики гена, а может из-за глупой очередной привычки, которая глубоко засела в его сознании. Но все это не то. Что-то здесь не так. Тот самый алкоголь теряет свою прелесть лишь от того, что эффект быстро заканчивается, уступая место все тому же едкому дыму, который становится назойливым и противным до глубокого отвращения.
Не всегда удается сделать то, что хочешь, но Вилфрид и не комплексовал особо поэтому поводу.
- Отвлечься.
Единственная здравая мысль, которая смогла придти в его голову только что. Только оставалась одна маленькая деталь - найти то, что привлечет его внимание. Это не должно быть совершенным и идеальным, лишь очередное развлечение на эту ночь. Одну ночь. Хотелось встряски, чего-то особенного. Но это так сложно найти, когда не можешь представить полноценную картинку. Для начала следовало бы оглянуться. Да, просто оглянуться.
Вилфрид не спеша снял свои очки. Картинка перед глазами расплылась, что нужно было для усиления эффекта. Он найдет то, что ему нужно, и совсем не по слуху или зрительному образу, а по запаху. У каждого существа он разный. И вот, как-раз-таки, именно рядом оказалось то, чего желал сам змий - жертва.
Мужчина и не ждал, что на него обратят внимание, скорее наоборот, ему хотелось самому сделать первый шаг, но опоздал, а раз опоздал, тогда и ломаться не следовало?
- Могу ответить, что он практически шикарен, не считаешь? - змий искусно облизнулся, растянув губы в хитрой усмешке, которая испарилась в следующую секунду.
Василиск убрал свои очки в карман темной рубашки и бросил голодный взгляд на бармена, пытаясь понять, хочет ли он выпить еще или нет.

+1

5

- И чего не хватает тебе для совершенства этого вечера? - объект для гипноза они выбрали общий, Рафаил гипнотизировал бармена через стекла тонких без оправы очков, ожидая свою водку. Из-за выступающих и пока еще мешающих клыков улыбка получалась сама собой без самого на то желания новообращенного в веру измененных генов, впрочем, сейчас эта хищно-довольная улыбка должна была соответствовать ожидаемому переключению. Честно говоря, он не собирался заводить разговора с первым встречным посетителем в этом заведении. Себе дороже, как говорится, ввязываться в разговор со змеей, но он же сам искал повод наступить старухе на хвост. да и на вид собеседник вышел ... всем. Чем-то напоминая Райфлу одного знакомого инкуба и при этом являясь совершенно уникальным. Главное теперь понять Наг это или Василиск. Впрочем, и тот и другой сожрут его до того как он успеет разобраться в особенностях расы. Но ведь взгляд в зеркало убивает василиска? значит зеркал они избегают.
Пока он размышлял, ожидая водочку, апатичное настроение выровнялось. Последнее время приступы унимались и он возвращался в свое нормальное состояние. правда. с трудом понимая во что он такое превращается. Надо было обратиться в клинику генной инженерии, да хотя бы к дяде. Может они его успокоят и Райфл просто стал странной формой какой-нибудь фурии. Мало ли у природы шуток?
- Ничего не хочешь выпить? - он чуть скосил на собеседника глаза, смотря однако не в глаза, а как бы в целом на мужчину, вне границы очков, поверх которых он смотрел, он все еще плохо видел, зрение не поправлялось, - или ты тут с компанией? - "Или поджидаешь кого?" - мысленно спросил он у самого себя и опрокинул в себя половину содержимого стакана. Обжигающая жидкость стремительно пронеслась по пищеводу, принеся в голову жар, почти удушье и какой-то веселый азарт. Он зажмурил глаза, и коснулся переносицей кисти руки с очками, задержав дыхание, прежде чем вдохнуть. Сивушный дух быстро добрался до мозга, подрывая настроение как ящик тротила. Стало весело и дико. Музыка ударила по голове в довесок к выпитому, в груди разлилось горячее тепло, мешающее вдохнуть, но он вдохнул, почти радостно осознавая, что потенциальные 5 минут пройдут уже совершенно в ином ключе.

+1

6

Ничто не может притягивать так сильно, как магнетизм вампира. Вилфрид поймал себя на мысли, что слишком пристально разглядывает рядом сидящего мужчину, что заставило одернуть себя и отвести взгляд все на того же бармена. Но в сознании остался яркий отпечаток белоснежных острых, как бритва, клыков.
- Точно вампир, - мысленно ухмылялся василиск, умиляясь своему натренированному уму.
Вилфрид был еще тот фанатик, мимо которого не прошел ни один выродок науки. Создание нового организма - то еще занятие. Оно вдохновляет, подталкивает на путь совершенствования не только самого себя, но и того, что окружает.
- Это сложный вопрос. Если бы я знал на него ответ, то давно уже довел до ума эту затею, - Вил немного устало вздохнул, грустно ухмыльнувшись.
Долгое время препровождения в лаборатории, окруженный монстрами и различной кипой бумаг, дает о себе знать. Змий не обладал таким огромным количеством энергии, чтобы явиться в клуб и отплясывать ламбаду на танцпол, а потом поехать в очередное место и догнаться еще там алкоголем. Возможно, его сейчас хватило на несколько подергиваний, но василиск не дошел до нужной кондиции, да и настроение к этому не было расположено.
Странное поведение нового знакомого заставило Вилфрида немного напрячь свои извилины, потому что, насколько змию помнило, вампиры себя так не ведут. Предоставленная информация медленно перетекала в его сознание, словно жгучая смесь густого ликера в некую емкость. Поморщившись от неприятного торможения своих мыслей, он вновь посмотрел на соседа по барной стойке, когда тот вновь к нему обратился.
- Нет, на этот раз захотелось мне тут прибывать в одиночестве, - изумрудный взгляд василиска вновь сосредоточился на бармене, - Вот, думаю, продолжать мне пить или уже хватит? Правда, если у меня возникла непредвиденная компания, то, пожалуй, можно и продолжить. Бармен, Мескаль.
У Вилфида больше получилось скомандовать, нежели обратиться, правда, это было не так важно. Он поймал себя на мысли, что паранойя дает о себе знать. Как она проявлялась? Просто. У василиска возникло ощущение, что этот вампир не просто так водочки сюда зашел выпить, а вот за кое-чем другим.
- Нет, мы сейчас не будем его есть за это, лучше узнаем все, что нас интересует по ходу разговора...может быть, - оно и было понятно, что Вил настолько недоверчив, отчего приходилось думать различные гадости на первого и каждого встречного, опасаясь, чтобы пулю в лоб не пустили. Либо все, либо ничего, уж лучше играть с огнем, чем оставлять свои интересы в стороне. Вовремя бармен отвлек мужчину от глубоких коротких размышлений, поставив перед ним стопку с мескалем и, так называемой, гусеничной соли. Вилфрид сначала смутно понимал, что перед ним творится, но, долго не думая над предложенным, нанес немного порошка на руку, выпил содержимое широкой рюмки и слизал соленую консистенцию. 
- Ох, - василиск поморщился от странного привкуса во рту, который уже давно не ощущал. Внимательно разглядывая стопку, он решил спросить практически тоже самое, - А какова твоя причина визита сюда? Сомневаюсь, что такому типу мужчин позволяют разгуливать без присмотра.

+3

7

Водка ударяет по сознанию, расцвечивая все вокруг яркой вспышкой, проясняющей туман сознания, оглушая на мгновение так, что первую часть ответа собеседника он не слышит, иначе разобрал бы по словам змия, что тот тоже предпочел сегодняшний вечер провести в гордом одиночестве. Тем не менее, его это не слишком волнует. Прилившая волна адреналина, кажется, хочет напомнить мутанту о смысле выживания и продолжения существования, расцвечивая пространство четче, ярче, наполняя его звуками, запахами. И голова кружится от невероятного желания жить, действовать. Он жадно и весело готов следовать этому живому чувству.
Отчего-то хочется чего-то соленого, в горле сохнет, хотя он только что выпил.
- Лайм и соль, - говорит он бармену, усталая поза перестает его тяготить, и он, словно сбросив тяжелое пальто, наконец, устраивается на табурете удобнее. Сосед заказал Мескаль.
Он невольно следит за этими плавными, текучими движениями, словно загипнотизированный, но с той странной ясностью ума, которая еще никогда не была ему свойственна. Кажется, он может сейчас припомнить весь прошедший день, растрясти пыльный день, стянув с него пелену болезненного существования, и посмотреть на все новым взором. Но он смотрит на удивительно четкий профиль сидящего рядом мужчины где-то даже восхищаясь продуманностью природы. Специально ли она подбирала им такие лица? Специально ли выбрала для него самого эту форму? Он словно сам может ощутить привкус соли на языке, когда змий завершает ритуал.
Он улыбается одними уголками губ, как любил это делать ДО, фраза мужчины его крайне забавляет. Да кто его может остановить? Разве что вот этот обладатель двух абсентовых бездн, если решит закусить чем-то более приятным, чем соль толченая с гусеницами агавы. Перед "вампиром" опускается тарелка с тонкими дольками лайма и солью. Он обмакивает одну дольку в соль, отправляет в рот и смакует кисловато соленый привкус, ощущая как цитрус превращает привкус сивухи в воспоминание.
- Ищу того, кто осмелится запретить мне разгуливать без присмотра, - Райфл усмехается, - Пока что - безуспешно. - и вся фраза как заявка "не хочешь попробовать?". Возможно, он ничего такого и не подразумевал, но самому себе Райфл не лгал, подобный подтекст вполне был для него свойственен, особенно с этим тоном, - Пить без тоста и компании все равно что переводить продукт на ветер. - "Правда в моем случае, это осознанная необходимость", - в Эниси он знал практически всех, видимо, данный представитель открытых мало имел с миром криминальным, иначе такого красавца Райфл бы давно заметил. На счет змей у него был свой пунктик. Он старался их не раздражать, чтобы не огрести погремушкой по голове. Теперь все прошлое казалось настолько далеким и нереальным, что слившиеся воедино дни становления стали для него новой жизнью, растянувшейся как минимум лет на 100.

Отредактировано Рафаил Андерсон (2011-07-18 07:48:06)

+1

8

Нужно больше информации и фактов, чтобы утвердить или опровергнуть свою гипотезу. Этот мужчина более чем достаточно наводил Вилфрида на странные мысли, тем самым завел его в тупик. Змей с каждым разом желал получить ответ на свой главный вопрос - А в действительности ли он пришел сюда именно с этой целю? Что за бред мне лезет в голову.
Правда чем больше "недовампир" говорил, тем быстрее у змия отпадали всякого рода подозрения по поводу данного объекта и его намерений. Все-таки он сюда развлекаться пришел, нежели искать приключения на свою очаровательную пятую точку, которой слишком дорожил, естественно только в одном направлении. Только желание выпить все не пропадало, наоборот, оно перерастало в некую одержимость.
Плавным движением руки, Вил подманил бармена именно с указанием повторить порцию мескаля, но пить его не спешил, решив растянуть удовольствие.
Ключевым словом к разжиганию интереса змия стало "ищу". Он от природы родился достаточно любопытным, чтобы проверять на всем свои возможности достигнуть чего-либо. В данном случае - провести ночь более красочно с данным мужчиной, а каким образом это произойдет уже не важно.
- Это настолько неосуществимая задача или есть кто-то на примете? - Вилфрид решил говорить практически прямым текстом, правда, почему-то этот прямой текст превращался в различные наводящие вопросы. Создавалось впечатление, что змию только что бросили вызов, от которого он был не в силах отказаться. На самом деле провоцировать ученого в таких делах было опасным занятием, но кто ж об этом мог знать кроме него самого?
Тонкие пальцы обхватили крепкими объятьями стопку с жгучей смесью:
- Тост, так тост, - он не скупился на слова, в отличии от своих эмоций, - За приятную компанию, которая столь редко попадается в наше безнравственное время?
Змий отчасти сам не понял, что сейчас сказал, но эта фраза ему чертовски понравилась, хоть и была он до жути банальной. Он поднял стопку в эту честь, склонив голову чуть на бок, и залпом ее осушил без всякого угрызения совести. А совести у него вообще не было. В некий момент, могло показаться, что он улыбнулся. Возможно. Но это было больше мысленно, чем открыто.
Чертова паранойя просто покоя ему не давала, заставляя так пристально разглядывать мужчину напротив, при этом щурясь. Правда щурился Вил скорее от того, что плохо видит, нежели от впечатления подозрительности.
- И вообще, - ни с того ни с сего начал он, полностью повернувшись к собеседнику, - утоли мое змеиное любопытство, насколько ты вампир?
А почему бы и нет? Просто мысли о работе редко покидали Вилфрида даже во время отдыха. Это был чистый профессиональный интерес.

+1

9

- Это настолько неосуществимая задача или есть кто-то на примете? - мутант усмехнулся искоса глянув на соседа, - Тост, так тост, - некое беззаботное настроение змия совершенно начало импонировать пьянеющему сознанию недовампира, - За приятную компанию, которая столь редко попадается в наше безнравственное время?
- За нас, - ухмылка перешла в легкую, почти ироничную улыбку, озорную и острую как жгучий привкус кашасы. Оставшаяся половина водки залпом перекочевала за первой, обмакнув дольку лимона в соль, Рафаил посмотрел на сидящего рядом брюнета, слизнул с лимона соль, отправив дольку обратно на тарелку. Кисловатый вкус приятно контрастировал с солью. Тут что-то намечалось и, вполне вероятно, даже не придется искать встречи с подвыпившими оборотнями, чтобы поднять настроение.
Ядовито-зеленые, словно абсент, глаза цепко оглядели его, счастье Райфла, что сидящий перед ним хорошо держал себя в руках, кто знает, чем могло бы окончиться такое знакомство в другое время. Изящная фигура, интригующий голос, совершенно свободные движения. Змея. Большая, хищная, знать бы сытая или нет... Отчего-то Рафаил начинал думать, что перед ним сидит василиск. Вот уж воистину смерть ему попалась. Человеку, который любил смотреть собеседникам в глаза.
"Человек. И когда я перестану себя так называть?"
- И вообще, - неожиданно прервал размышления мужчины змий, - утоли мое змеиное любопытство, насколько ты вампир? - этот вопрос несколько... озадачил Райфла. Да откуда он знал? Нет, не так. "Откуда ТЫ знаешь, что я мутант? Неужели настолько сильно бросается в глаза?" - хотя... от него же совершенно не пахнет вампиром, об этом ему уже говорили. Он не боится солнца, хотя должен бы... Но он же зависим от крови.
- А может ты и был у меня на примете, - стукнуть по краю стакана пальцем, привлекая внимание бармена, но остановить процесс наливания алкоголя на стандартной норме бара. Двойная доза ему была нужна для разгона. Тем временем пальцы снимают с носа очки, на автомате их протирают, достав из кармана платок для полировки линз, он изучает собеседника скорее доставшимся чутьем, чем глазами. Он заметил, что когда становился сильно голоден, начинал видеть мир очень отчетливо, но не так как люди, - Не занимался этим вопросом серьезно, профессиональный интерес? - и ужасающая интуиция, которую он поначалу просто боялся, почти сходная с предвидением. А ведь и правда, сидящий рядом мог быть из той же сферы, что и его собственные родственнички. Генетика или просто генетическая медицина.
Он снова устроил на носу очки, пододвинув их кончиком указательного пальца вверх, больше развернув табурет к собеседнику.
- И с чего ты, интересно, взял, что я мутант?

+1

10

- Может? - переспросил он на всякий случай, а случай бывает всякий. Змия не устроил такой поверхностно-предположительный ответ, от чего он демонстративно фыркнул, выгнув одну бровь. - Всегда знал, что змеиные флюиды не столь привлекательны, нежели у оборотней.
Последние явно преобладали в животном магнетизме, их харизматичность порой доводила Вилфрида до пика восхищения. Только вопрос уже повернулся ребром, заставляя змия сделать нелегкий выбор: оборотень или вампир? - Вампир, - в жизни должно быть разнообразие, а каким образом оно происходит и проворачивается, уже не важно. Это было твердое решение и Вилфрид его не изменит даже под дулом пистолета. Правда, рассчитать неукротимость огня он еще не успел. Теперь перед ним стояла сложная задача - обработать мужчину настолько ловко, чтобы обошлось без неприятных последствий.
Вилфрид спросил это ради спортивного интереса. Он и знать не знал, что его новоиспеченный знакомый мутант. Однако интерес от этого не угас, наоборот, лишь начал возрастать в удвоенных оборотах. Профессор задумчиво потер подбородок и посмотрел на соседа по барной стойке с ноткой хитринки во взгляде.
- Нет, это больше спортивный интерес. У вампиров без патологий повышена регенерация, - змий подвинулся ближе, чтобы внимательнее разглядеть мужчину, возвращая очки на положенное место, - которая исправляет даже такой нюанс, как плохое зрение и различные виды опухолей. Это не все возможности открытого генома, но могу с уверенностью заявить, что твое поведение, которое я успел пронаблюдать со стороны, не во всех смыслах свойственно вампирскому.
На этой прекрасной ноте, Вил решил просто умолкнуть, чтобы не ляпнуть лишнего. Хотя кто знал, может, захотят воспользоваться его услугами по привыканию к таким странным переменам. Он мог дать дельный совет в этой сфере, только недовампиру это знать совсем не обязательно, да и по всему его кричащему виду, змий сделал вывод, что тому это и не нужно было. - Ладно, не будем об этом. Называй это как хочешь, но можем сделать вид, что я этого всего не говорил.
Драйман вновь вернул очки в карман рубашки, немного устало потерев переносицу, после чего махнул рукой бармену, который в тот же момент повторил порцию выпивки. Вилфрид принял эту дозу сразу же, не дожидаясь знакомого, да и принял он на скорую руку лишь от того, чтобы унять бушующее внутри любопытство. Кстати, о новом знакомом:
- Вилфрид, - вдруг решил представиться он, но до этого железно считал, что представляться не будет.

+1

11

Положительно нравилась нагловатая раскованность змеи. Нет, это было больше похоже на оборотней, но такая вседозволенность, высказанная раскованность определенно делала Вилфрида более интересным в глазах Рафаила. А ведь он никогда никем не интересовался просто так. Он никогда не шел на поводу у своих эмоций, он всегда все просчитывал наперед, и снова он смог это делать только совсем недавно. Оставалось только понять Зачем ему нужен змий.
- А с чего ты взял, что это не нулевки? - довольно усмехнулся вампир, сняв с носа очки и качнув ими немного в стороне от своего лица, - Рафаил, можно Райфл, - второе даже предпочтительнее. Последние несколько дней его знали именно как Райфла, статный циник Рафаил здорово потерял в очках после того как крыша отчалила на пару недель, так что резковатое безумие отлично вписывалось в огнестрельную составляющую имени.
Похоже водка из агавы здорово нравилась Вилфриду. Куда так торопится змей, мутант не знал, но рассказ стал ему положительно интересен. Кажется... не надо ему лететь в Германию.
- Я предпочитаю знать правду наперед, хотя впервые оказываюсь тем, кто наименее осведомлен. Скажи Вильфрид, ты василиск? - да ему просто интересно, точно ли ему не потребуется при необходимости памятник на кладбище или же хоронить тоже будет нечего, - Да, предлагаю переместиться куда-нибудь в менее просматриваемое место. А то саламандра у тебя за спиной скоро прожжет дыру в твоем табурете.
Он взял в руку стакан с водкой, отхлебнул немного, надел очки на нос. А ведь змий был прав, без очков ему не обойтись, разве что в период жажды.
- Надеюсь это не твой бывший. - "А то я не завтракал".

+1

12

Разум практически полностью сказал стоп мыслям о работе. Вилфриду нравилось демонстрировать свой ум, только не всегда его познания приходились к месту и вообще не доводили до добра. Змий прищурился, пытаясь сфокусировать взгляд на чужих очках, но все попытки оказались тщетны, почему мужчина смог выдавить лишь следующее:
- Наверное, потому, что глядя через них даже с другой стороны, изображение искажается? - ненавязчиво разжевал свои непонятные домыслы по этому поводу.
Грустно не знать о своих реальных возможностях и рамках дозволенного. Возможно, именно от этого Вилфриду приглянулся Рафаил. В неком смысле он показался ему немного рассеянным и потерянным, но так ли это на самом деле? Ему было все равно. Это не его жизнь, чтобы он так смело и бесцеремонно мог засунуть в нее свой длинный нос, даже ради одного спортивного интереса. - Рад нашему знакомству.
Он говорил о всем, что первое приходило в голову. Змию не было никакого дела до того, с кем или чем ассоциировал его мужчина. Ведь, если бы они были не интересны друг другу, тогда и взаимно не реагировали с точностью ста двадцати процентов. Но сейчас не о нулевой реакции.
- Василиск, но можешь не беспокоиться, в камень не превращу, - подтвердил профессор, массируя уставшие глаза, - Если предпочитаешь знать правду, то... - он сразу же прервался, толком и не начиная, - Не важно, забудь.
Змию всегда приходилось себя одергивать в таких моментах, чтобы много не болтать. Они оба пришли сюда отдыхать, а не говорить о проблемах набежавших. Где-то в мыслях он усмехнулся, почему-то сравнивая Рафаила с Алисой, которая последовала за кроликом в страну чудес. Сейчас Драйман был похож на затаившуюся кобру, которая вот-вот готова сделать марш-бросок, чтобы заключить мутанта в крепкие кольца неразрывной связи.
- Почему нет? - змий оглянулся, бросив испепеляющий взгляд на саламандру, - Не знаю, а даже если и знаю, то не помню.
Ответил Вил с пронизывающим холодом в голосе, поднимаясь с табурета. Он огляделся, приметив свободный диванчик в дальнем затемненном углу:
- Может, туда? - кивком головы указал он на намеченное место, - Или ты говорил про смену обстановки в общем?

+1

13

- Нет, клуб меня вполне устраивает, но я знаю место получше, - Рафаил подманил рукой бармена, шепнул тому пару слов, на стойку опустились ключи. Взяв ключи со стойки, Райфл посмотрел на Вилфрида, прикидывая в какое именно из помещений им лучше пойти.
В самом клубе он был впервые. Ну как сказать... он был здесь ДО того как это место стало Луной, так что знал помещения без всего этого странного антуража, превратившего обычный бывший магазин в притон. Надо сказать, ребята постарались и многое здесь было переделано, но примерно места он узнавал.
- Здесь есть кабинет с видом на зал, подойдет, если не передумал, конечно, - Райфл усмехнулся уголками губ. Нет, он не сомневался, что василиск не передумает. Ему бояться нечего, он не помнил, чтобы были прецеденты нападений вампиров на василисков, но не исключал, что прецедентов не было просто потому что напасть на такого себе дороже.
Повернувшись к сцене, Рафаил направился в дальний конец помещения к неприметной двери. Собственно, ключик ему подготовили, чтобы он здесь переночевал. Идти домой мутант не хотел, поэтому уже почти месяц скрывался от собственной жизни по друзьям-знакомым, заодно выясняя, кто из них такими все еще остается. Эта пара открытых все еще была его хорошими знакомыми. Не стоило пренебрегать такими созданиями.
Открыв дверь ключом, он вошел на крутую витую лестницу, ведущую на втрой этаж, в приватный кабинет. Оттуда было удобно смотреть на весь зал.
- Прошу, - пропустил на лестницу змия Райфл, - Свет включается от движения.

+1

14

Вилфрид очень недоверчиво бросил взгляд на перешептывающихся мужчин. Его подстрекали интерес и любопытство, наверное, именно поэтому он и согласился на более приватное уединение, но на душе было как-то неспокойно. Трудно было сделать шаг на встречу, чтобы изобразить подобие улыбки и пустить что-то новое в свою жизнь, что несовершенное. Правда, если сравнивать Рафаила с окружающими, он казался ему намного совершеннее, чем остальные твари вокруг.
- Прям так сразу и без прелюдий? - криво усмехнулся он в ответ на предложение мутанта. Наверное, на этой ноте должно было прозвучать нечто в виде "Я не такая, жду трамвая!", но нет, окончание неудавшейся шутки василиск решил оставить при себе, чтобы не усугублять положение нынешних вещей.
Долго Вил не думал, сразу же направился за своей намеченной целью, лишь бы не упустить шанс узнать того, что от него требовалось. Или ему это показалось? Возможно и так. Всяко там еще все в пыли, хотя кто знает? Ненавязчивые мысли просто не давали змию покоя. Ему нужно было знать «зачем» и «с какой целью» его пригласили в этот приватный кабинет. Порой любопытство губит не только кошек, в этом василиск уже давно убедился.
Да пусть горит оно все огнем, но он просто обязан увидеть замечательный вил на зал!
- Хм... - протянул недовольно профессор, незамедлительно шагнув на одну из ступеней витой лестницы, - А нож в спину не всадит? Мало ли. О мотивах прихода этого подозрительного типа нам пока еще не известно и...станет ли?
По Вилфриду не было заметно, что сейчас он прибывает в замешательстве, скорее наоборот, словно он знал, зачем вообще направился за белым кроликом в эту волшебную нору, где ожидали множественное количество неизведанных чудес.
- И что же там может быть еще интересного, помимо вида на зал?

0

15

- Может быть - разговор, лично мне просто интересно твое общество, - Райфл зашел следом за змией в помещение, нажал на кнопку на стене, вверх отъехали тканевые жалюзи, открыв окна в пол, выглядывающие на царящую внизу анархию наслаждений. Отсюда было видно все, даже приват комнаты, впрочем, тонкие тканевые пологи прекрасно справлялись со своими задачами, превращая любые фигуры в размытые силуэты.
- До того как я стал таким, я был человеком деловым, так что привык к таким вот кабинетам и жутко не люблю "многолюдные" места, - он жестом предложил выбрать Вилфриду любой из предметов мебели, в числе которых числились два больших дивана и четыре кресла, пара из которых разместилась как раз возле огромного окна.
- Да и мы оба давно не мальчики, зачем нам прелюдии? - усмехнулся бывший человек, сбросил на вешалку кожаку, прошел к бару.
- Выпьешь еще? Или заказать чего полегче? - он посмотрел на стоящего посреди освещенного красным, и темно-синим светом помещении, утопающем в темноте и бледном свечении настенных ламп, теплый желтый свет которых создавал мягкую атмосферу в зонах столов, - Ты играл когда-нибудь в "Правда или  Вызов"? - нм с того ни с сего спросил Райфл, сам не особо понимая зачем вспомнил эту старую детскую игру. Хотя? Какая она к черту детская? Он сам играл в нее пару лет назад.

0

16

Вилфрид задумчиво разглядывал то, что его окружало. Что-то новое, но все было словно до боли знакомо, оставалось лишь понять, где он мог видеть эту картину с творящимися беспорядками снизу.
- Дежа вю, - подумал он, очерчивая витиеватыми узорами мягкую обивку кресла пальцами. Змий не мог быть спокойным. Разговор разговором, но это не то, что он ожидал, поскольку в представлении профессора все выглядело совсем иначе. Вилфрид почувствовал себя немного ущемленным и скованным, будто его загнал в угол какой-то маньяк.
- А что может помешать тебе остаться таким, какой ты есть? Геном меняет лишь часть тебя в физическом плане, тем более ты мутант, процент того, что он затронет твои эстетические взгляды и постоянные привычки, крайне мал. Но не факт.
Змий отдал предпочтение креслу, которое находилось напротив, пульсирующего от света, окна, удобно в нем расположился. Решил быть не культурным, опрокинув свой светлый плащ на ручку мягкой обивки кресла, вскоре возвращаясь пронзающим взглядом к мутанту. Вил правда уже стал от работы, даже разговаривать на эту тему не хотел, но странному существу, которое пригласило его сюда, по всей видимости, было это неведомо, посему, он решил подготовить все это к завершению.
- Мне что-нибудь покрепче, - мужчина устало помассировал глаза, унимая неприятные рези, - Хм...знаю эту игру, но никогда лично не участвовал, этот пробел можно с легкостью заполнить.
Слишком яркое освещение, много мерцающих красок, которые не позволяют ему сосредоточиться на одном объекте. Змий итак плохо видел, а весь этот красочный спектр лишь заставлял его больше щуриться и хмуриться.  Но со стороны он выглядел обычно, неприметно. Мужчина не мог понять, что его здесь держало, мешало поднять и уйти, возможно, он правда был доволен находиться в такой компании? Рафаил не казался ему шумным и вспыльчивым, пусть и на время, но эти качества он ценил, прежде всего. Да и ему предлагают выпить, разве можно от такого отказаться?

+1

17

"Покрепче?" - пальцы как-то сразу взялись за абсент. Пара стаканчиков, сахар, ложка, зажигалка. Он проходит ко столу Вилфрида, садится напротив, достает из стола колоду карту.
- Перетасуй, если не трудно, - а пока Вилфрид тасует колоду, он готовит абсент, - Мы будем брать по порядку карты. Тот, чья будет старше - имеет право на вопрос или вызов, проигравший выбирает, на что ответит, припоминаешь? - он посмотрел на василиска, когда сахар на ложке, сквозь которыйпролили абсент, загорелся голубоватым пламенем и стал капать в стакан.
Очки с носа он снял, странно, но необходимость в них снова отпала, да и не нужно было ему сейчас быть Рафаилом, а нагловатый нрав Райфла вполне соответствовал текущему настроению.
- Если только ты этого действительно хочешь, Вилфрид. Я последнее время редко бываю паинькой.
Признаться, он не лукавил. Собственно, виллу Лорэйна Рафаил оставил просто потому что сам инкуб дома практически не бывал, а жить одному в огромном доме начальника было откровенно скучно, да и опасно для виллы. Несколько дней он гонял на мотоцикле, ввязывался в драки, снова стал вести теневой бизнес, он делал все, чтобы временами забывать какая жажда его постоянно мучит.
- Зачем тебе очки, Вил? Неужели у василисков бывают проблемы со зрением?

0

18

Вилфрид пробежался беглым взглядом по сидящему напротив мужчине и остановился на выпивке. Достаточно интересный способ распития абсента по его мнению. Коль новому знакомому хотелось заниматься приготовлением, профессор не стал особо возражать, лишь удобнее располагаясь в мягком кресле, которое напоминало почему-то ватное облако. Мягко и удобно.
- Не трудно, - воодушевленно заявил василиск, забирая колоду карт и начиная ее не спеша тасовать, внимательно слушая Райфла. - Хорошо, правила ясны.
Игра сама по себе интересная. Она позволяла непосредственным образом узнать Вилфриду ответы на мучащие его вопросы. Только он продолжал оставаться в догадках по поводу вопросов с противоположной стороны баррикады. Не то, чтобы василиску было что скрывать, просто во всем должна присутствовать граница личного пространства, как с одной, так и с другой стороны.
- Сейчас это был вызов? - с тонкими нотками азарта поинтересовался змей, с вызовом в ответ, заглянув в глаза мутанта. - Если да, тогда я его с честью принимаю. Либо все, либо ничего.
Закончив тасовать колоду, мужчина бесшумно возвратил ее на глянцевую гладь стола, принимая исходное положение. Легким жестом руки он предложил вампиру начать первым.
- Как закончишь с выпивкой, начинай.
Это не вежливость, просто Вилфрид занял определенную позицию наблюдателя. Сейчас его интерес заключался в изучении. Правда в глубине души он тяжко вздыхал, что не может забрать этого мутанта к себе в лабораторию на опыты. Такой экземпляр пропадает в таком злокачественном месте! Досадно, но ладно.
Последние несколько вопросов ввели Вилфрида в ступор. Он никогда раньше над этим и не задумывался, но было все очевидно. Не скажи, что все василиски страдают плохим зрением, это все зависит от того, насколько процентов смог проявить себя ген. В ситуации со змием, по всей видимости, он проявил себя на все сто процентов.
- Не думал о таком раньше. Просто привык больше ориентироваться по органу тепловой чувствительности. У василисков, как и у всех змей, плохо развито зрение. Приходится довольствоваться чувствительными конечностями и звуками в довольно узком диапазоне частот. Без очков я слеп, но не беззащитен.

+1

19

Мутант как-то странно улыбнулся на слова змия о принятии его вызова. Что ж, возможно ему и правда не придется сегодня ничего искать и вечер его уже закончился. Вилфридом, а возможно... столько еще всего возможно...
Накапав сахара в абсент, он размешал ложечкой сахар, приготовил вторую стопку и накрыл оба стакана пластинками, гася пламя. Один стакан он поставил перед василиском.
- Выходит, ты практически и есть змея, - задумчиво сказал недовампир, разглядывая очень привлекательного представителя семейства взглядом убивающих. Прямо мифическая медуза-горгона, только, пока еще до встречи с карающей Богиней Афиной.
- А в холода, поди, начинаешь засыпать.
Он взял карту сверху стопки и положил её рубашкой на стол, открывая даму черв.
- Прошу, - с легкой улыбкой пригласил к игре Райфл, разглядывая сегодняшнего его знакомого. И странно, но ведь не встречался ему еще этот змий. Он знал практически всех крупных генетиков в лицо. Американских и немецких. Потому что просто его родственники являлись чуть ли не крупнейшими инвесторами в генетику, но о Вилфриде никогда не слышал. Это имя он бы запомнил. Или у Василиска еще есть и имя?
Зеленоглазая бестия, правда, привлекала отнюдь не в качестве делового партнера, но с этим в этот месяц мутант пытался как-то мириться. Воспринимать в период голода окружающих в первую очередь как еду - должно было стать для него нормальным, ведь он привык держать себя слегка голодным. Но вот длинная красивая шея, да еще как на зло длинные черные волосы... Ему определенно нравился этот тип мужчин. Ну что тут поделаешь?

+1

20

Настойчивость привлекала Вилфрида, но чтобы настолько сильно, он сам не мог ожидать от себя такого поворота. Его что-то притягивало в вампире, возможно, легкая наглость и ненавязчивая развязность? Да. Они просто пьянили змея, заставляя отставить свою осторожность на второй план. Мужчина однажды уже наступал на подобные грабли, неужели он был готов к тому, чтобы повторить это снова? Теперь змий осознавал причины, которые мешали ему уйти.
- Если тебя это настолько интересует, то перед тобой истинный змей, лишь удерживающийся в чертовой человеческой оболочке, - гордо ответил василиск, запрокинув ногу на ногу. - Ты любишь риск? - моментально всплыл воспрос после реплики Рафла.
Почему-то в словах вампира, Вилфрид улавливал тонкое восхищение. А какому, уважающему себя, мужчине это не понравится? Тем более, если он еще и хорош собой. Возможно, чуть позже его опустят с небес на землю, но не сейчас, когда он чувствует неподдельный интерес к своей скромной персоне. Не зря из сотни существ, которые присутствовали в этом заведении, Райфл отдал свое предпочтение именно змее. Прошу заметить, не глупой змее.
Вилфрид знал себе цену, порой даже слишком завышал планку, но отдергивал себя быстро, чтобы не показывать это другим.
Кривая ухмылка вспорхнула на пухлых губах профессора Драймана, а игривый взгляд ярко-зеленых глаз скользнул по плавным линиям стопки. Только он не торопился притрагиваться к выпивке, поскольку василиска сейчас интересовало начало игры. Мужчина осторожно стянул карту с колоды, кладя рубашкой на глянцевую гладь стола. Надо же, это была всего лишь десятка пик, но Вил, изогнув бровь, с мирным и непривередливым видом вернулся в первоначальное положение, сцепив руки в замок.
- Правда, - следом ответил он, чуть склонив голову на бок. - Однако сначала вопрос. Насколько ты можешь быть уверен, что я открою тебе правду?

+1

21

Любил ли Андерсон риск? О да, он любил риск. Всегда любил и до сих пор любит, иначе черта с два он прошел бы две "войны", залез в самые опасные для жизни структуры, работал личным помощником инкуба и организовывал нелегальную деятельность еще будучи нормальным смертным. А если бы не любил - что бы он забыл здесь, рядом с этой зеленоглазой бестией? Ну явно не цветочки собирать пришел и о выдаче кредита поговорить.
- Я похож на пай мальчика, Вилфрид? - он как-то невольно улыбнулся самой обаятельной из всех возможных вампирских улыбок, словно приглашая уже прилечь на стол и совершить самое увлекательное из всех возможных путешествие в мир на грани со смертью полной надрывного наслаждения. Серые глаза смотрели на василиска с нескрываемой заинтересованностью, - Я буду уверен в твоей правдивости ровно настолько - насколько мне позволит моя "интуиция", к тому же, не думаю, что ты боишься прослыть трусом из-за какой-то детской игры. Не верю, - и почему так хочется попробовать кровь этого типа на вкус? Почему кажется что по температуре она не будет отличаться от абсента в бокале, а букет будет таким же забористым как черный абсент?
Он скользит взглядом по длинным стройным ногам, красивым рукам, да не будь Вилфрид мужчиной - он был бы очень интересной женщиной, а вышел чертовский соблазнительный мужчина. И как-то в голове не умещается то, что кто-то возможно мог растить василиска как домашнего питомца. Хотя... скорее всего Вилфрид стал открытым, а не родился им.
- Что ты испытывал в момент открытия гена? - наверное, его просто мучил все это время этот нелепый вопрос, одному ли ему так больно, а может он пытался понять был ли у Вилфрида тот, кто ухаживал за ним, растил как василиска. А может просто проба почвы, сам себе Райфл в тот вечер так и не ответил, он вообще стал редко сам себе отвечать за свои поступки, принимая происходящее как данность, причуды изменившейся природы.

+1

22

В какой-то момент, змий поймал странное ощущение, словно у него зашкаливал адреналин. Неужели так быстро, за считанные часы, этот мутант смог качественно скрасить его вечер? Василиск впервые ощущал такой сильный интерес к кому-то, который бурлил и выплескивался в нем подобно гейзеру. Черт, какое же это было замечательное ощущение, и василиск не хотел делиться такими интимными эмоциями ни с кем. Предпочел сначала сам насладиться ими вдоволь.
- Я не успел еще распробовать, чтобы ответить на такой вопрос, - возможно, вопрос Райфла вовсе и не требовал ответа, Вилфрид практически был в этом уверен, но вместо очередной кривой ухмылки, он хищно облизнулся, бросив взгляд на обаятельную улыбку вампира, а после на стопку с абсентом.
У мужчины всегда был короткий разговор в алкоголем, собственно говоря, как и в очередной раз. Он влил в себя горючую жидкость и отставил стопку в сторону, смакуя оставшийся во рту терпко-сладкий вкус. Если быть откровенным, то василиск не разбирался в распитии той или иной выпивки, посему предпочитал вливать в себя все сразу и в большом объеме. Порой приятно было ловить легкое головокружение, которое означало еле заметное опьянение. Но еще более приятным занятием сейчас было ловить на себе заинтересованный животный взгляд изголодавшегося зверя. Скорее всего, любой другой на месте Вилфрида стал отводить глаза в сторону, кротко разглядывая собеседника из под густых ресниц, но это же змей. В отличии от животного, пожирающего взгляда вампира, его взгляд гармонировал, охлаждая пылкость своей хладнокровной выдержкой.
- Честно говоря, я не помню момент, когда стал открытым, словно на часть моей памяти наложили замок с семью печатями, - когда Вилфрид начал отвечать на вопрос, его взгляд казался пустым, безжизненным, будто он погрузился в транс и открыл дверь неприятных мгновений в его жизни. - Но я отчетливо запомнил боль...океан боли, в котором я тонул и не мог найти спасения. Стечение обстоятельств сыграли не в мою пользу. Порой даже ловил себя на мысли, что эта боль доводила меня до предела, после чего появлялось желание положить конец всему этому. Я не мог ни на кого положиться, со мной никого не было, чтобы протянуть руку и вытянуть из сгустка тьмы маленького ребенка девяти лет.
Это была больная тема, словно Вилфрида задевали каждый раз за живое. Он ломал сам себя, но уподабливался фениксу и вновь морально воскресал. Казалось, эта было не несколько недель мучений, а целый год. Змей не знал, какого было вампиру в период перестройки, но своей участи он не пожелал бы никому.
- И вот теперь я здесь, перед тобой. Живой и здоровый. Только не в трезвом уме.

Отредактировано Wilfried (2011-09-17 19:10:51)

+2

23

Змий говорил, а мутант словно завороженный гипнозом зверек вслушивался в каждое слово, следил за каждой интонацией. Странно, но после того как он почти двадцать дней прожил под одной крышей с инкубом, он стал отчетливо, ярко ощущать в моменты голода смысл, которые несли в себе слова. Он научился "Слышать", хотя и раньше не был глух и слеп к реальности.
И каждое слово василиска странно согласовывалось, гармонизировалось со внутренним ощущением мутанта. Он понимал о чем говорит змий. Только вот Рафаила было кому вытаскивать.
- Зато в твердой памяти, - Райфл опустошил на половину стопку с абсентом, пальцы скользнули по рубашке карты, лежащей сверху. Снял, перевернул. Семерка треф, - Значит ты стал василиском уже после периода взросления. Тоже успел побывать человеком, - он как-то странно улыбнулся. Чем больше говорил Вилфрид, тем больше хотелось его слушать, совершенно не хотелось его прерывать, останавливать. Хотелось следить за этими плавными движениями, хотелось ждать, когда плавные, тугие кольца его обаяния сомкнутся вокруг ничего не подозревающей жертвы и змий поднимет свою гордую голову над ужином довольно, хищно улыбаясь. Прежде чем вампир сможет разрушить барьеры влечения физического и перейдет в плоскость более гастрономического.
- Твой ход, Вилфрид, - Рафаил допил абсент и оперся рукой на подлокотник кресла, чуть сместившись в бок. Вялый, медленный свет кровавыми всполохами окрашивал идеального цвета кожу его сегодняшнего гостя. Было ли ему жаль Вилфрида? Сочувствовал ли он его переживанию из детства? Как ни странно - нет, но это воспоминание поселило в нем уверенность в том, что природа не промахнулась. Из Вилфрида вышел прекрасный василиск.

+1

24

Порой приходится крушить свой разум, чтобы создать новое сознание с достаточно приемлемым пониманием для окружающих. Только Вилфрид делал это не для остальных, а для себя любимого. Что-то ему давалось с великим трудом, а что-то с непринужденной легкостью. Правда, был единственный нюанс - люди. По его мнению, это твари, которые не заработали шанс на продолжение жизни. Если бы перед змием встал выбор между человеком и зверем - он выберет зверя. Почему? Все очень просто. Они не похожи не тех тварей, которые способны рушить то, что построили своими руками. Они живут в равновесии и "едят", чтобы жить, а живут, чтобы "есть".
Василиск напрягся в ту же секунду, взирая на Рафаила бешено-едким взглядом, который можно было сравнить сейчас с разъедающей кислотой.
- Не смей меня сравнивать с этими примитивными приматами, - интонация звучала как угроза, но в понимании Вилфрида это было всего лишь предупреждение.
Сейчас он был похож на кобру, которая приняла боевую стойку, чтобы сделать всего лишь один выпад для укуса. А что творилось сейчас в его голове - лучше и не представлять. За одно единственное слово, мужчина готов был разорвать Рафаила на части и в ту же секунду съесть.
Ненависть в нем никогда не угасала, просто Вилфрид ее никому не показывает. Через некоторое время, он закрыл глаза на несколько секунд, в попытках унять бушующий огонь внутри. И вот, он уже вновь смотрел на Рафаила привычным взглядом, который наполнен хладнокровной выдержкой.
Вспомнив, что игра продолжается, он потянулся за новой картой. Надо же, не везет ему сегодня. Шестерка Бубен.
- Надо же... пусть будет вызов, - для разнообразия ответил он сразу.
Он не старался найти способ выплеснуть бурлившие эмоции, но сейчас змею было это необходимо.

+1

25

"Мизантроп", - не сказать, чтобы Рафаил имел какие-то претензии к открытым-мизантропам. Ему приходилось работать и не с такими, и многие из его подобных знакомых после признавали, что единственным недостатком в деловом партнере Рафаиле является его ... человечность - в прямом смысле этого понятия. Он был человеком. Был. И это ключевое слово и теперь его не стало. Теперь он уже не человек.
Ядовитый взгляд змеи мутант встретил с прохладностью, почти надменностью, свойственной до того только его знакомым вампирам. Он всегда относился снисходительно к любым конфликтным ситуациям, крайне спокойно, но сейчас слова змея его задели. И не будь этого короткого молчаливого уговора о том, что обижаться в данной игре на что-либо просто глупо - Райфл, наверное. сорвался бы. Еще немного и сорвался бы.
"Шестерка. Черт", - он некоторое время молчал, переваривая пожелание Вилфрида. С одной стороны его раздирало противоречивое желание дать змию для профилактики.... охладиться, с другой - менять мнение василиска о человечестве в целом мутант не собирался. В конце концов именно из-за исследований каких-то людей в его генетическом коде оказалась бомба замедленного действия. В конце концов именно из-за этой бомбы он и лишился в свое время семьи.
- Водка на брудершафт.

+1

26

Вилфрид всегда был со своими тараканами в голове, которые можно было заметить даже сейчас. Он предпочитает читать существ как открытые книги и очень сильно злится, когда с Рафаилом оказалось все совсем наоборот. Душераздирающая дилемма, которая не дает ему покоя ни на секунду. Обвинить в чем-то кого-то гораздо легче, чем заниматься внутренним самоанализом, но такова натура, что поделаешь.
Противно. Очень противно сейчас, словно плюнули в душу, растоптали и выбросили, как использованную тряпку. Нельзя сказать, что Вилфрид часто пытался завоевывать, нет. Просто старался не навязывать как себя, так и свое мнение, прекрасно понимая, что науку не всем давно понять.
- На брудершафт, значит... - зачем-то повторил змей, поймав на себе прохладный взгляд мутанта.
На мгновение он замер, утопая во внутреннем восхищении этой выдержкой, силой воли и надменностью, а в следующую секунду поймал себя на мысли, что этот взгляд лишь подпитывает его василисковый интерес. Животный интерес, который разливался по всему телу мелкой, но приятной дрожью. Мужчина прищурился и хищно облизнулся от разыгравшейся фантазии. Всплывающие образы, как он проводит над Рафаилом множество различных опытов, которые были не слишком приятными для потенциальной жертвы.
Поставив галочку в уме, на этот раз он подавит стадное чувство нуждаемости в прекрасном экземпляре мутации, но василиску так хотелось завладеть этим телом до последней клетки.
Чтобы немного отвлечься, Драйман поднялся с кресла и прошел к бару, возвращаясь в бутылкой водки и двумя чистыми стопками, коль вызов был...такой заманчивый. Вилфрид даже немного не удержался и позволил себе вновь хищно облизнуться, усаживаясь рядом с мутантом и разливая водку по стопкам. Протянув одну Рафаилу, Вилфрид завел свою руку за руку мужчины и выразительно на него взглянул.
- На брудершафт и без тоста? Не положено.

+1

27

Весь разговор, все пребывание рядом с василиском как балансировка перед самым носом кобры. Весь вопрос лишь в том кто кого сейчас гипнотизирует...
Изящный мужчина вдумчиво, исследовательски вглядывался в Рафаила, что-то подмечая, о чем-то думая.... Райфл в этот момент лишь думал о том, как бы не повторить того, что он уже умудрился вытворить при Эйдене. Как бы, разозлившись до предела не вгрызться в это изящное горло, в эти приятные плечи.... Эти сладкие припухлые губы жадным, бесцеремонным поцелуем.
Эта хищная, змеиная улыбка чуть остудила возникший порыв в сознании, напомнив, что перед ним отнюдь не инкуб, что перед ним Василиск.
Змий мягко поднялся, его плывущая, едва ли идущая, скорее скользящая фигура прошла к бару, взяла там водки, стопки и вернулась. Вилфрид сел на соседнее с ним кресло, стоящее подлокотник к подлокотнику. Налил огненной воды, отдал стопку. Его рука переплелась с рукой Рафаила прежде чем тот понял, что нагло, совершенно бесцеремонно разглядывает чуть влажные, от скользнувшего по ним языка, губы василиска, изогнутые в хищной, но очень соблазнительной улыбке.
Он поднял глаза и заглянул в бездонный абсентовый омут, рискуя навсегда в этом мире остаться лишь каменным воспоминанием, губы непроизвольно изогнулись в чуть хищной, почти плотоядной улыбке.
- За Вилфрида, сочетающего уникальные, почти несовместимые качества: ум, красоту, соблазнительность и непревзойденную породу, - на сем он опрокинул в себя прозрачное содержимое стопки, будь то яд, будь то спирт. Водка почти мгновенно взорвала сознание жаром.

+1

28

Что здесь творится? Что с ним происходит сейчас, когда этот мутант оказался ближе, чем до этого? Хладнокровие василиска пошатнулось, стало неустойчивым и почти разбитым. Он опьянен этим мужчиной и для него не важны причины.
Вилфрид замечал в нем все: легкую неопрятность, раскованность и наглость, обаятельную улыбку, которая кружила голову, этот пронзительный, пожирающий взгляд, от которого профессор вздрагивал, ощущая в теле приятную дрожь.
- Черт возьми...что со мной? - заторможено подумал василиск, продолжая поглощать ядовитым омутом мужчину перед собой.
Это особое чувство, которое он не мог описать словами. Это даже не столько чувство, сколько инстинкт. Да, именно инстинкт, который будоражит кровь и поднимает адреналин, заставляя змия волноваться и тлеть от низкого голоса или даже от простого взгляда. Смешанный букет опасности и наслаждения в одном флаконе, который сравним лишь с ходьбой по лезвию ножа.
- Королевскую породу, - добавил уверенно василиск, после чего опрокинул в себя огненную воду.
Алкоголь растекался внутри медленно, заставляя ощущать легкое головокружение, приятную усталость во всем теле и расслабленность. Это лишь больше расковывало змия, хотя он был и так без комплексов, порой даже наглым и слишком самоуверенным. Правда в том, что практически никто не смог опускать его вовремя на землю.
Жар пробежался по телу, но большое расстояние ему мешало выполнить свой вызов, на который он согласился бесповоротно, а тянуться было не слишком удобно. Вилфрид поднялся, оставляя стопку в сторону, легкими, практически парящими движениями, он переметнулся на подлокотник кресла, удобнее устраиваясь рядом с Рафаилом.
Тонкие пальцы скользнули вдоль ворота небрежно расстегнутой рубашки вампира, ненавязчиво играясь, словно легко подразнивая. Вилфрид с упоением и вызовом заглянул в глаза Рафаила, путаясь пальцами в его копне волос.
Но после этого профессор ничего не предпринял, моря и подразнивая мужчину ожиданием, заодно проверяя насколько хватит вампирской выдержки...точнее, она вообще у него есть?

+1

29

Наблюдать за змием все равно что за дудочкой заклинателя кобры. Движения плавные, в чем-то даже коварные, а сам  стройный, изящный. Длинные ноги, к которым Вилфрид умудряется так часто привлекать внимание, невероятный прогиб спины, изящность... стройность... Змея. Точно королевская Кобра, он еще спросит из какой породы королевских змей сам василиск, но он точно помнит, что далеко не все из них предпочитают теплокровную пищу, есть и каннибалы.
Музыкальные пальцы мужчины скользнули по расстегнутому вороту рубашки, уходя назад, за ухо, пальцы скользят по плотной, почти жесткой шевелюре и хочется закрыть глаза и вслушиваться в собственные ощущения, но он почти лениво чуть лежит в кресле, ожидая, когда Вилфрид исполнит свой вызов. Ну что ему стоит?Ведь за нарушение правил игры Рафаил может запросить много больше... Хотя - этот момент мог показать зачем они, собственно, тут вдвоем собрались. К чему привела их эта невероятная ночь.
Он вглядывается в зеленый омут глаз, чуть улыбаясь, ожидая, тем временем ладонью он подхватывает руку змия под локоть, притягивая к себе ниже, ближе, чтобы можно было разглядеть тонкие щелки зрачков, неровную зелень радужки, вдохнуть пьянящий запах жизни , циркулирующий по этому телу. В голове чуть кружится от ожидания, от томления и предвкушения мягких губ, терпкой словно абсент крови, идеальных, прекрасных волос, черт лица, рук в его волосах, на плечах... так много видений, так шумно и жарко стучит сердце после стопки.

+2

30

Хладнокровная, кривая улыбка вспорхнула на губах василиска. Всего несколько жестов, движений дали ему понять, что готов получить от него мужчина. Мужчина...который в эту прохладную ночь привел его сюда следуя своему желанию.
Кто теперь из них Алиса, которая попала в страну чудес?
Не важно. Сейчас все становится не важным, когда змия так заманчиво приглашают сомкнуть круг плотных колец. Загнать свою жертву в тупик и с наслаждением искушать, подталкивая чужие чувства, нет, ощущения...желания раздирать изнутри. Не давать спуску вампиру, заворожить и заставить тлеть в сладком плену.
Поцелуй.
Робко, мягко коснуться шероховатых губ, даря короткий поцелуй. Завлекая, дразня. Влажным языком обвести этот четкий контур чужих уст, а следом надавить острием, отворив закрытые врата. Пальцы с силой сжимают короткие, грубые волосы на затылке мужчины, заставляя замереть и не мешать. Ровным горячим дыханием обжечь эти влажные губы, накрыв своими, заключив в плен жаркого, требовательного поцелуя. Прижаться головой к прохладной ладони, ощущая силу, но забирая власть, сжимая пальцами легкую ткань рубашки. Въедаясь взглядом в эти холодные глаза, которые в это время требовали хлеба и зрелищ. Раздражающий взгляд.
Василиск резко одернул себя от мимолетно возникшей мысли о голоде.
Нет. Сейчас нельзя. Не ради этого он сюда пришел. Еда может подождать. Оставалось лишь закрыть глаза, отпуская ситуация плыть по свободному течению.
Непонятный туман задурманил его голову. Язык жадно, резко исследовал влажные глубины рта Рафаила, отираясь о стенки десен, ровный ряд зубов, переплетаясь с его языком и завлекая продолжить вытанцовывать танец страсти.

+1

31

На мгновение Андерсон даже засомневался. Мягкое, почти робкое касание поцелуя его несколько озадачило, на мгновение поселив чувство противоречия, некой... неорганизованности. Мягкий, нежный, но... нет, не робкий, скорее игривый, зазывный, словно демонстрация ожидания, всего лишь намек. Но это он понял уже когда влажный, сладкий язык скользнул по его губам... а до того... до того он пребывал в заблуждении.
Но Вилфрид, кажется, собирался развеять все возможные заблуждения Рафаила на свой счет. И одно из низ василиск развеивал очень убедительно. Не похоже, чтобы змей привык быть ведомым, зато целовался очень возбуждающе и нагло.
Подхватывая убедительную инициативу василиска, Андерсон вовсе не собирался показывать, что задумывал игру ради чего-то подобного, он и правда последнее время действовал крайне спонтанно, стараясь вырубить свой раздражающий логический центр, но, кажется, это ему не особо удавалось, потому как от поцелуя, от близости этой змеи он испытывал вполне физическое удовольствие, потому что Вызов подвернулся так удачно... После этого-то раздражающего мгновения взаимного гнева.
Скользнув языком вдоль языка змея, чуть втягивая его, посасывая, заставляя прильнуть ближе, Андерсон, тем не менее, составлял змее ощутимую конкуренцию, то сплетаясь с горячим языком, то заставляя разомкнуть губы, чтобы изучить острый, крайне опасный набор зубов.
Вряд ли так целуются знакомые от силы пятнадцать минут заинтересованные друг в друге создания, но так вполне могли целоваться любовники на короткий срок, это ощущение охоты, состояние жертвы и убийцы и в текущем положении Рафаил мог сказать, что змею ничего не стоило его сейчас отравить.
Но он не обращает на это внимания, с жаром отдаваясь поцелую, приподнявшись от спинки кресла, чтобы вплести в темные волосы пальцы, скользнуть ладонью по красивой спине, пока этот поцелуй все еще длится, глядя в изумрудные, невероятные глаза, прежде чем на мгновение сладкий поцелуй прервется.
- А ты мастерски целуешься, Вилфрид, - шепнуть в горячие губы, отпустив длинные, шикарные волосы достать из стопки 10 ку пик. Хотя сейчас игра ему уже не важна, возбуждение жаром прошлось по венам и останавливало его лишь мгновение отсрочки.

+1

32

Самое обидное стало бы тем, что он попадется в ловушку, которую недавно установил сам. Чертова паранойя, что не дает покоя днями и ночами, заставляя Вилфрида постоянно изворачиваться, поддерживая статус змея. Но сейчас...это было не так. Что-то рухнуло в один миг, но это новое чувство он не хотел отпускать так просто. Стоило отдаться этому поцелую, но не полностью, а лишь сложить частичку себя, отвечая взаимными ласками, которые затеял сам. Нет, которые вынудила затеять игра. Ведь Вилфрид мог просто притвориться невинной овечкой, но провала он не потерпит.
Обхватить губами горячий язык при первой возможности с наслаждением, упоением томно посасывая, издав протяжное мычание от разгорающегося дискомфорта. Постепенно становится мало воздуха, от чего дыхание василиска сбилось, стало шумным и прерывистым, содрогаясь в такт движениям языка. Руки мягкой волной скользили по груди, сильным плечам, шее, волосам, бережно перебирая пряди, нежно обволакивая, лаская и заманивая. Своеобразный ход, чтобы оставить яркий отпечаток...чтобы Рафаил запомнил это надолго, а не только на одну ночь. Всего лишь ночь.
В ответ телом ловить приятную дрожь от пробегающих мурашек, которые как тараканы разбегались в разные стороны, за ними нельзя было угнаться.
И вот...передышка. Но это не повод, чтобы прерываться. Вилфрид, словно одурманенный этим, продолжал дарить легкие поцелуи, пытаясь унять внутреннее волнение, а это были лишь отголоски.
- Ты рано расслабился, - хрипло прошептал василиск, хватая ртом воздух, который в ту же секунду обжег опустевшие легкие.
Вилфрид повернул голову вслед за шорохом, стянул карту с колоды. Везет. Дама треф. Он надменно посмотрел на мужчину, ожидая любой каприз. Облокотившись одной рукой о спинку кресла, нависнув сверху, как коршун, сейчас он мало мог представить, что может сказать мутант, но Вилфрид уже давно приготовил ему один вопрос.

+1

33

"Рано? Расслабился?" - а он-то думал, что все его тело напротив наполнилось знакомым томительным напряжением возбуждения не замутненного ничем. Собственное, чистое желание подмять под себя этого невероятного типа, изучая это идеальное тело ладонями, целуя, лаская...
- ?.. - немного озадаченно Рафаил посмотрел на колоду, заметив карту, - Правду, - как-то сразу, почти не задумываясь ответил на преимущество Вилфрида мужчина. Он улыбнувшись разглядывал красивые черты лица василиска, голос отдавал легкой хрипотцой, гроссированием, он не скрывал того, что василиск его волнует, очень волнует.
Пальцы невольно скользнули с талии змеи на обтянутое тканью брюк стройное бедро. Впрочем, василиск прав, он и правда расслабился. За этот недолгий на человеческий лад промежуток времени он столько раз себя сдерживал, что сейчас он и правда позволил себе расслабиться, когда не нужно выделять из своего восприятия чужие эмоции и настроения.
- У тебя наверняка есть ко мне вопрос, - "Прежде чем все эти разговоры нам станут не нужны"

0

34

- Победа все равно будет за мной, - зачем-то заключил про себя василиск, пожирая вампира взглядом.
Сейчас Вилфрид был готов на многое, например, он с легкостью мог сожрать эту "дрожащую" птичку перед собой. Рафаил манил его, а самое ужасное, что змей не понимал "каким образом"?
Захотелось вплести тонкие пальцы в жесткую копну волос и вновь с силой сжать в кулаке, запрокидывая голову вампира назад. Ядовито, хищно заглядывая в эти глаза, Вилфрид склонился над мужчиной, шепотом задавая вопрос:
- Почему люди должны получить второй шанс на жизнь?
Он прищурился, растягивая на губах жалкое подобие улыбки. Буря внутри него усилилась, а какой-то из механизмов мозга дал легкий сбой. Вилфрид не совсем трезво осознавал, что сейчас делает. Его подталкивал интерес, но останавливал страх. Все-таки перед ним сидит не просто вампир, а мутант, который может отличаться от представителей этой расы и выкинуть какой-нибудь неприятный фокус в его сторону.
Профессор содрогнулся от прикосновения. Это была ладонь, которая скользнула на его бедро и заставила отпустить волосы Рафаила. Василиск гордо выпрямился, показывая свое величие.
Он не ожидал от вампира адекватного ответа, скорее наоборот. За недолгую жизнь он уже много раз задавал этот вопрос разным существам, но не всегда получал адекватную реакцию. Это не пугало, нет. Змий устроил маленький эксперимент, после которого поставит несколько очередных галочек в своих мозговых заметках.
Большой палец скользнул по правильной линии губ мужчины, одаряя легкой и ненавязчивой лаской. Они продолжали манить василиска, притягивали, словно сильный магнит. Чуть припухлые, такие сладкие и вкусные, что Вилфрид был готов наплевать на заданный вопрос. Хотелось завладеть ими снова, целовать без устали и с двойным напором.

+1

35

Так странно приятно ощущать властную руку в волосах, заставляющую откидывать назад голову, открывая беззащитную шею. Так забавно, почти странно ощущать это легкое беспокойство, которое стало в нем проявляться в такие моменты, когда кто-то тянется поцеловать его шею. Защитный рефлекс, наверное, ведь он так часто сам не целует, а кусает подставляемые в экстазе шеи.
Кровь инкуба все еще отзывалась в теле странными энергетическими изменениями, он сам пьянел от возникающих ощущений. Он странно, горячо, совершенно без застенчиво хотел сидящего на его подлокотнике змия, и, пожалуй, не только в сексуальном смысле, в гастрономическом длинная белая шея становилась ему все более интересна.
-  Почему люди должны получить второй шанс на жизнь? - зеленые, ядовитые глаза рассматривали его насквозь, статный, гордый, сволочь... такой привлекательный, настолько раздражающий этим поведением мизантропа...
Губы невольно из мягкой, кровожадной улыбки хищника всего на мгновение искажаются жесткой линией, сдерживаемого гнева. Будь у него сейчас на носу очки, он бы их снял, чтобы отвлечь внимание собеседника от собственных прищурившихся глаз, но очков на нем нет...
На мгновение прикрыв глаза, словно немного переводя дух, а на деле скрывая не самые приятные искры в глазах, Рафаил ответил:
- Они никому ничего не должны. Каждый должен сам сделать выбор, стать открытым или нет, - он снова посмотрел на зеленоглазую бестию перед собой, - Но если тебе суждено познакомиться со внутренним зверем - никто не сможет запретить тебе стать тем, кто ты есть. Мы рождены теми, кем должны родиться. С того света никто не возвращается, Вилфрид. Нет никакой второй жизни.
Он тянет карту, но переворачивать её не торопится, его занимает взгляд змия, готового в любой момент перегрызть его наглую глотку.

+1

36

Вилфрид с прохладой встретил ответ Рафаила, словно выстраивая перед ним титановую стену, которая не позволит кого-то близко подпустить. С одной стороны, василиск не понимал мужчину. Он задал простой вопрос, даже не намекая на расизм. Пусть люди ему были противны, но Вил не видел смысла в их дальнейшем существовании. Он не может подавить в себе это чувство гнева...такова натура.
Указательный палец скользнул по губам вампира в попытке приглушить вспыхнувший негатив:
- Моя ненависть никого не касается. Это был простой вопрос, на который я хотел услышать твой ответ.
Василиск не переходил на громкие интонации, скорее наоборот, голос похож на шипение...тихое, успокаивающее. В его движениях чувствовалась осторожность. Рафаил не мог понять каково это, быть изгоем. Как можно находиться под постоянным прицелом своих врагов, которых даже не знаешь в глаза. А порой так хочется надежной защиты и опоры, но их нет.
- Забавно, между эволюцией и деградацией ты выбрал второе. Только ты не учел жизненные мотивы каждого, поэтому... - змий склонился над мужчиной, мимолетно касаясь его губ своими, словно бросая тому вызов, - я могу намного больше рассказать тебе о твоей настоящей сущности, о возможностях которой ты даже не имел ни малейшего представления.
Вилфрид не старался навязать Рафаилу свое мнение, это был всего лишь маленький интерес. Обычная хитрость, в которую вампир так бездумно попался.
Пальцы скользнули по шее мужчины, обхватывая и не сильно сжимая. Взгляд василиска изменился. Теперь он надменно смотрел на вампира, пытаясь показать тому свое место, что не стоит разговаривать с василиском в таком тоне. Вилфрид ведь тоже не железный, хоть и умеет терпеть. Но в глазах читалось явное желание не только в плане гастрономии, но охота заехать Райфлу по лицу.

+1

37

И почему ему так хочется укусить этот указательный палец, постоянно скользящий по его губам задиристым намеком? Наверное, это нервное, нечто вроде раздражения, проявляющегося на постоянно задеваемом месте.
- Ты правда считаешь, что знаешь, чем я стал? - ядовитая, почти злобная улыбка поселилась на его губах, когда надменный взгляд встретился с отрешенным безумием пошатнувшегося разума. Встретив там солнце и не погибнув под его лучами он отчаялся остаться собой. Но что он? Мразь, отбросы века текущего, ошибка генетического масштаба. А василиск... идеален, чист.
Слишком хорош, настолько хорош, что по коже ротой маршируют мурашки, сводя с ума разгоняемым по телу теплом. Даже невесомый поцелуй василиска вызывает в теле больше отзыва, чем страстный, долгий, упоенный желанием слиться. А ведь это поцелуй двух совершенных противоположностей. Того кто ненавидит свое прошлое и того, кто ненавидит свое настоящее. Настолько сильно они ненавидят...
- Расскажи мне о моих демонах, искуситель, - он перетянул с подлокотника себе на колени василиска. Умирать, так с музыкой. Он был согласен задохнуться в тугих, удушающих объятиях его собственной зеленоглазой смерти. Пусть только будет как можно больнее, Пусть только загородит кровавая пелена боли его кровавое безумие открытия. Ладони скользят по идеальному прогибу. Василиск стройный, легкий... Даже не подумаешь, что на самом деле это огромная змея с убийственным взглядом. Но чем ближе это тело, тем сильнее сушит горло, тем сильнее он чует запах крови под идеальной кожей, - Не заставляй меня знакомить тебя с ними.

+2

38

Нравится? Неужели этому никчемному отпрыску природы так нравится играть со смертью? Но это интересно...нет, это возбуждает. Вилфрида утомила работа настолько, что он готов был прям сейчас отдаться Рафаилу даже просто для того, чтобы тот всего лишь выпил его крови. Мужчина прекрасно осознает, кто сейчас перед ним и насколько могут оказаться печальными последствия. Либо съедят его, либо съест он. Обычный инстинкт самосохранения. Но сейчас именно он должен оказаться победителем...только почему так не хочется думать?
- Я и не такое успел повидать за свою столько треклятую и никчемную жизнь.
Василиск послушно, со змеиной грацией, перебрался на колени мужчины. Он чувствует этот тошнотворный запах вожделения, но не может понять насколько сильно хочет его вампир. Ладонь змия мягко скользнула по неопрятной рубашке Райфла, нарочито цепляясь за ткань пальцами.
Вилфрида сейчас ничего не может напугать. Он живет бок о бок с опасностью и пострашнее. Ему не составит особо труда найти средство обороны против мутанта. Только вопрос в другом - на что способна эта ошибка генетики? Только кровь пить? Или он ест плоть, чтобы утолить свою жажду? И таких ведь видели.
- Жажда душит тебя. Она как спазм, застревает комом в горле, осушая, не давая возможности напиться, - тихо продолжал василиск. Теперь о понял, что от него хотят...так прямолинейно...это отвратительно.
Вилфрид понимает, что ген забирает что-то дорогое. Заглянув в глаза Рафаила, он мельком уловил отвращение его к самому себе, но змей ему не сочувствовал. Мог лишь только понять. Он сам такой от части, только за место распития крови из существ, занимается пожиранием плоти. Разве можно просто так лишить кого-то жизни?
Пальцы свободной руки ослабили галстук, снимая и опуская его на пол. Змий хотел ощутить на себе ярость этого мужчины, поэтому рука так бесцеремонно сорвалась с места, отзываясь неожиданной, звонкой пощечиной на чужом лице.
- А ты не заставляй меня идти на крайние меры. Я не люблю убивать.

+2

39

Это даже отвратительно, когда тебя видят настолько насквозь. Отвратительно, низко, мерзко. Но он внешне сдержанно, почти холодно выслушивает слова змия, сам жест василиска - как подачка собаке, он не собирается брать подачки, пока приступ не скрутит его в бараний рог, пока он не начнет задыхаться от собственного бессилия, пока монстр внутри него дремлет и лишь недовольно ворочается, вызывая приступы кашля и спазмы. Он всегда так считал. Он всегда был достоин много большего, чем подачка.
Пощечина мгновенной, короткой болью отдается в щеке, но он почти не ощущает боли, он так давно перестал её ощущать... боль... он уже успел по ней соскучиться, по вспышкам на ссадинах, по боли в синяках.... Нет ни тех, ни других. Только иссушающая жажда. Короткую, едкую злость поселила в нем эта пощечина. Пальцы, скользящие по талии змеи на мгновение лишь оказываются спереди, чтобы дернуть в разные стороны ворот. Пуговицы, как ни удивительно, остаются на своих местах, но мутант уже с интересом, всего мгновение, прикрыв глаза изучает по запаху шею... плечо, прежде чем с силой поселившегося во взгляде безумия вонзить клыки в плечо.
Руки тесно, прижимают, словно обвивая кольцами стройное тело, пальцы бездумно сминают рубашку на спине василиска, пока губы жадно приникают между плечом и шеей, втягивая в вампира, живущего в мутанте пьянящую, прохладную кровь Вилфрида. Рафаил не знает, что сейчас может испытывать змей, даже представить не может, но воспоминание о изгибающемся в страстном экстазе теле инкуба в такие моменты не дает покоя, превращая кормежку почти в половой акт.

+1

40

Резкая вспышка неконтролируемого гнева. Паника. Растерянность. Сейчас Вилфрид ощутил на себе все это одним прекрасным букетом, когда острые клыки пронзили тонкий бархат кожи шеи. Жажда действительно была похожа на спазм, который проявился не у мутанта, а именно у василиска.
Вилфрид оскалился, цепляясь с животной силой одной рукой за одежду мужчины, второй за мягкую обивку кресла. Плывущая по телу боль, которую приглушил поток новой волны. Змий издавал тихое и враждебное шипение, являя свой белоснежный оскал темноте. Тело охватило чувство, словно сейчас он находится в когтях орла, который пронзил рельефную кожу змеи своим острым клювом.
Для него это было впервые. Вены были чистыми, не тронутыми еще ни одним вампиром. До этого момента он слишком трепетно к ним относился, но сейчас это была всего лишь игра, которую он затеял несколько мгновений назад. Вилфрид не дает мужчине подачки, не в его стиле жизни покрывать того сожалениями. Рафаил вскоре сам будет жалеть, что познакомился в эту ночь со змием, а что чешуйчатый для того приготовил - лучше не знать.
- Не бревно грызешь, – хрипло огрызнулся мужчина, цепляясь и сжимая плечо мутанта до легкого хруста.
Добыча. Еда. Профессор из последних сил пытался сдержать свои дикие инстинкты, которые вырывались из него наружу. Но все проходит. Пульсирующая боль в районе шеи понемногу отступала, даря василиску странное ощущение, которое он надолго запомнит. Жизнь, которая течет по его венам медленно, но верно покидала тело, обогащая энергией неудачного выродка вампиров, наделяя силой и мощью каждую его клетку.
Это злило, выбешивало ровно настолько, что за спиной мужчины жалобно затрещала обивка кресла, покорно разрываясь от давления музыкальных пальцев.
Змий не собирался ему сдаваться. Хоть это и его первый раз в плане донора, он все еще был переполнен бушующей энергией внутри, которая не давала ему обмякнуть в этих стальных объятиях хищника.

+1

41

Горькая как полынная настойка, пряная и острая как табаско.. кажется даже губы горят от прикосновения этой почти ядовитой крови к коже. Горячо, жарко от этой крови внутри, но Рафаил не останавливается даже тогда, когда тупая боль пронзила сломанную ключицу, силы василиску было не занимать. Он проводит по прогибу спины раскрытой ладонью, заставляя тело прогибаться под желанным касанием, о... он теперь столько знает об этом теле. Кровь может рассказать гораздо больше, чем просто наблюдения... гораздо больше.
Вторая рука, упавшая после хруста вниз скользит по гладко обтянутому брючиной бедру, Андерсон закрывает глаза, погружаясь в сладкий, томительный диалог бьющегося из последних сил сердца, не желающего погибать и жадных губ, касающихся бархатной кожи шеи. Сейчас, зная все точки, понимая все мотивы он способен одними лишь касаниями свести это тело с ума, доведя до края. Подарить ему долгожданное безумие наслаждений... Он хочет ему это подарить, поэтому инкубья энергетика, все это время поддерживавшая настроение мутанта с жаждой растрачивается на иллюзии и томления для его сегодняшней жертвы, гася боль, разнося по телу томление и желание. Гастрономическое, плотское... любое.
Мир замедляется.
Ключица, практически тут же сросшаяся, давно не болит, когда он перестает пить, лишь снимает поцелуями с кожи выступающие капли крови на заживающих ранах.
Мир медленный.
Когда он поднимает глаза на василиска, зеленые абсентовые озера встречаются с темно-зелеными болотами. Руки ни на секунду не оставляли возможности касаться, притягивают василиска ближе.
- Давно хочешь есть, да? Из меня выйдет прекрасная жертва как твоего гения, так и природы. - коснуться побледневших губ чуть вялого от потери крови василиска мягким, коротким поцелуем. Зеленые глаза чуть смеются в отблесках окружающих их фонарей.

+1

42

Что-то не так...
Голова закружилась, но не от алкоголя. Это было нечто иное. Усталость, которая разливалась по всему телу, собиралась единым комом в сердце и образовывала страх. Страх от беспомощности, возрастающий с каждой каплей, которые вытягивал из него вампир в губительном поцелуе. Почему? Почему он так боится этого? Неужели не найдется в нем того, что сможет пересилить эти чувства? Чувства, из-за которых тело содрогается от каждого жадного касания рук, поддается оковам и безграничной силе этого мутанта. Руки задрожали, отцепляясь от плеча и мягкой обивки кресла. Так беспомощно и предательски медленно ладони сползали по сильной спине, цепляясь с надеждой за плотную ткань рубашки. Это все было не нормально ровно настолько, насколько было непривычно ощущать себя жертвой.
Вилфрид запоминал все. Вплоть до того, когда острые клыки перестали терзать его шею, и кожа начинала медленно затягивать изъяны. Вплоть до того, когда пухлые губы ловили проступающие капли крови. Отвратительно. Мерзко.
Тело обмякло в требовательных объятиях, упиваясь легкой дрожью, а чувство голода возросло. Настолько сильно возросло, что ясный взор покрылся мутной пеленой. Сейчас змий ничего не понимал. Гул в ушах притуплял все мысли, не давал разбирать фразы, которые пытался донести до него Рафаил.
- Н...не пон...нимаю... - шепотом отозвался василиск, находясь в легкой прострации.
Он смотрел на мужчину, продолжал пожирать его тело ядовитой кислотой своих глаз, а страх разрастался все больше. Вилфрид боялся не удержаться. Боялся наброситься на вампира и проглотить его целиком, ведь он не умеет возвращать существ и людей с того света уже тогда, когда их тело превращается в месиво.
На удивление для самого себя, он обнял эти сильные, рельефные плечи, зарываясь носом в одежду, втягивая томительный аромат желанного мужчины. Он знает, что Рафаил прочитал его как открытую книгу. Теперь мутант знает все о его желаниях, а хуже всего, что знает о голоде.
- В такие моменты... нужно просто... заткнуться, - змей продолжал тихо шипеть, не собирался повышать голос.
Одна из рук скользнула по спине вверх, завлекающе мягко оглаживая шею, останавливая свое движение на затылке. Но пальцы резко, требовательно сжали пряди волос и потянули назад. Вилфрид попытался оттянуть от себя этого кровососа, нашел в себе силы вновь заглянуть в эти пустые глаза. А пустые лишь потому, что он не мог прочитать в них ни одного желания вампира, они отражали лишь жажду плоти с примесью вожделения, которые принадлежали змею.
- Не я твоя смерть, если ты до сих пор не умер от моего яда.

+1

43

- Как показывает практика, я крайне живуч, - едко, почти с сожалением произнес мутант, оглаживая, лаская касаниями удивительное создание. И снова это пьянящее чувство влюбленности, желания продлить контакт, любить и испивать это дивное, сильное сердце, эту умопомрачительную кровь, - На солнце не горю, в воде не тону, с ума схожу только по понедельникам, - он прижимал к себе остывающее от недостатка крови тело, прекрасно зная, чем это грозит змею, терять своего собеседника сейчас недовампир не собирался. Вилфрид ему нравился... даже слишком.
- Не везет мне в смерти... повезет - в любви, - сейчас  он сильнее, но он своим преимуществом практически не пользуется, лишь касается поцелуем скулы, боли он не слышит, слышит лишь, что Виль тянет его за волосы.

0

44

Жар этих объятий выбивал змия из колеи. Он с легкостью поддавался ласкам Рафаила, которые сводили его с ума. Жестокие, требовательные объятия, которые согревали охладевшую змею в момент, когда он больше всего нуждался в этом.
- Глупый идиот, - криво ухмыльнулся Вилфрид, приникая побледневшими губами, которые сотрясались от упадка тепла его тела, к устам вампира завлекая их в томительно-сладкий поцелуй.
Из последних сил Вилфрид крепко прижался к мужчине, отпуская его волосы и требовательно обнимая одной рукой за шею. Освободившаяся ладонь мягко скользнула вниз, оглаживая рельеф груди, а пальцы ловко пробирались по ткани плотной рубашки к пуговицам. Все попытки их расстегнуть оказались тщетны. Профессор злился от своей беспомощности, злился от того, что тело отказывается его слушаться, а дрожащие пальцы и губы выдают слабость.
Пробивая дорогу острым языком в жаркие глубины рта вампира, оглаживая мягкие десна, отираясь об его язык, выманивая и с упоением посасывая, обхватив плотным кольцом дрожащих уст. Тем временем пальцы путаются в одежде, надавливая на пуговицы, которые все-таки поддаются натиску, открывая пленительный вид на гладкую кожу груди и живота. Отстранившись, взгляд Вилфрида скользнул по упругой коже, скользя прохладной ладонью по очертаниям мышц, умиляясь такому прекрасному здоровому экземпляру перед собой.
- Великолепен... - тихо прошептал василиск, вновь завлекая губы Рафаила в настойчивый, жадный поцелуй.
Гул, стоящий в ушах, понемногу стих, на самом деле просто уступая дорогу бешеному сердцебиению, что отдавалось громким стуком в ушных раковинах. Взгляд змия прояснился, сменяясь на хищный, но в ту же секунду быстро скрылся под тяжелыми веками. - А если сейчас ты меня не согреешь, останешься еще с невезением в любви, - прошептал он практически невнятно в губы вампира, содрагаясь от вновь нахлынувшей волны вожделения.

+1

45

Пальцы скользят по волосам, путаясь в гладком шелке, по спине, требовательно нажимая на убийственную ткань рубашки, на ягодицы, бедра, скользя по уже почти грубой для развившегося на мгновение восприятия ткани, пока губы жарко, жадно отвечают на каждый поцелуй, наплевав на слова, мысли, высказываемые вслух. Пока он еще здесь, пока он на этой волне с василиском, он может понять чего, сколько, как жаждет получить змий свое.
Манящий, сладкий язык, легкая томительная дрожь в губах, руках делает движения змеи плавными, мягкими, больше намекающими, чем жаждущими, это упоительное действо странно заводит, заставляя желать все больше и с каждым мгновением переводя странное гастрономическое желание в желание плотское. А ведь он уже очень давно не воспринимал никого дальше, чем новую порцию крови, никто не вызывал в нем этого простого, знакомого животного желания просто не заканчивать ночь в одиночестве.
Желание слиться кружит голову, заставляя мысли путаться уходить куда-то на другой план, ладони жадно исследуют, забирась под плотную ткань рубашки, совершенно без проблем её растегивая, скользя вниз под ремень брюк на бархатные ягодицы, сжимая нежную кожу властно, без двойных подтекстов.
Горячий, влажный язык скользит по податливым, влажным глубинам рта василиска, изучая гладкие десны, зубы, чуть щекоча свод неба, когда его собственный язык ловкие губы в ответ обсасывают и обхаживают самым сладким образом. Пульсирующее ощущение крови в голове разносится по всему телу, томительными волнами. Вилфрид, наконец, приговаривает его рубашку, что-то выдает на счет любви, но горячая пульсирующая волна единственное на что способна - так это не дать замерзнуть.
Он властно, почти грубо прерывает слова василиска, снова завлекая того в жадный, безудержный поцелуй. Подхватив змею под ягодицы, Андерсон делает всего несколько шагов в сторону и укладывает на диван василиска, с жаром, жадно изучая восхитительное тело, беззастенчиво скользя по бедрам, мягко скользя по паху, чуть сжимая, пока вторая рука подхватив за спину притягивает обнаженный торс василиска к торсу мутанта. Жар исходит от тела вампира. Гораздо больший жар, чем должен бы.

+1

46

Еще немного, совсем чуть-чуть. Чувствуешь, что сердце срывается в бешеный пляс, готово вот-вот выпрыгнуть из груди, нет, вырваться, чтобы слиться воедино с пылким сердцем напротив. Чувствуешь как образующиеся в груди стоны подкатывают к горлу, заставляя василиска срываться на утробное шипение. Шипение опасности.
Он ничего не может с собой поделать. Тело не слушается, прохладные ладони скользят по желанному телу, легко и невесомо царапают спину, завлекая в легкую игру. Василиск не мог сейчас позволить большего, когда голова пошла кругом и он ничего не понимал. Его движения во многом устпали вампиру. Он действовал с ощутимой усталостью, слабостью в отличии от грубых и страстных рук мутанта, которые словно издавали крик о том, насколько сильно сейчас желал это практически бездыханное тело Рафаил.
Пухлые губы не оставляли впокое василиска, накрывали вновь, требовали ласки и внимания, на которые змей оказался просто не способен. Но он старался удержать себя в сознании, старался отвечать достойно Рафаилу, поскольку плотское желание змия даже и не думало улетучиваться.
Резкий рывок, который заставил Вилфрила издать нечленораздельное мычание, заставил крепко обнять и прижаться к сгустку горячего тепла, заставил сильнее впиться ногтями в кожу и вести их по спине, оставляя белые полосы, которые подобно хамелеону сменили цвет на красный. Василиск не успел заметить, когда в поцелуе успел задеть губы Рафаила острыми клыками. Сладкая, горячая кровь вскружила голову еще больше, опьяняя подобно алкоголю, что заставило змия резко отстраниться, жадно хватая ртом воздух, наполняя им опустевшие легкие. Больно, но так дурманит разум. Влажным языком скользнуть по щеке мужчины, ведя острым кончиком влажную дорожку за ухо, трепетно-нежно прикусив нежную кожу. Пальцами по крепким плечам спуститься вниз на грудь, лаская, привлекая больше внимания к себе любимому. Закрыть глаза и отдаться казалось ощущениям вожделения, но нет.
- Нет... Нет, не сейчас! - жалобно вопило сознание.
Разум словно провалился в пучину темноты, заставляя змия обмякнуть в требовательных объятиях. Устал настолько, что не смог больше оставаться на одной волне с Рафаилом, проваливаясь в глубокий и долгий сон. Да и дело было не столько в усталости, сколько в отсутствии сна, плотного питания, воздействия алкоголя и значительная потеря крови. Не помогло даже то, что мужчина делился теплом своего тела, дарил обжигающие ласки - это заставило расслабиться еще больше и до самого обеда следующего дня помахать рукой реальному миру.

0

47

Чуткое, но слабое, желанное и беззащитное. Василиск таял в руках словно лед, растекаясь в прострастве как дымка. Ощущения, получаемые змеем были знакомы и близки вампиру просто потому что он чувствовал сейчас все, что ощущал василиск. Но он вожделел, каждой клеткой своего тела он вожделел это создание, сладко прогибающееся, дарящее сладкие, на грани с грубостью наслаждения.
Кровь ударила в голову не хуже чем абсент, прервавшийся контакт губ наполнил легкие жаром и гневом прилил к голове с кровью, он тихо утробно рычит, пониммая, что еще немного и...
Все.  Опьяненный запахом желанного тела, взвывший словно раненный зверь он осознает во всей полноте, что продолжения не будет. Все. Теперь теплокровное можно было достать только сильной дозой адреналина, но в купе с алкоголем они точно угробят василиска, губы почти бессильно, в некой неудовлетворенно злобе касаются губ змеи, смазывая поцеоуй, с горечью скользя по идеальной коже. Он поднимается, проходя со своей ношей к дивану, куда укладывает ослабшее, безвольное тело. Несколько мгновений он помутневшим взглядом зеленых глаз изучает идеальное тело, примериваясь к вязкому спокойствию, подаренному пьянящей кровью змеи. Кончики пальцев против воли и мыслей скользят по идеальной спине, открывшейся из-под рубашки, по подтянутому животу... достают сотовый телефон из кармана штанов.
Несколько мгновений вампир изучает идеальный планшетник, сколькой формой и линиями словно пытающийся соперничать со своим хозяином. Он набирает свой номер телефона, делает дозвон, запоминает номер в своем аппарате, оставляет телефон на столе с картами и бутылкой водки.
Укрыв василиска покрывалом, уходит вниз.

Вернувшись утром, после того как все желания уже были удовлетворены, он опускается в кресло, откинув на спинку голову и краем глаза следит за спящим василиском, размышляя.
А ведь ему повезло. Вилфрид доктор Драйман. Крайне редко ему так везло. Губы ехидно изгибаются.
- Я бы тебя украл. Красавец, гений, ... бестия, - Он закрывает глаза, ложась вздремнуть и подумать пару часов.

В 12.13 на столе стоят две кружки кофе, одна закрыта герметично крышкой, рядом лежит свежее яблоко, заранее разрезанное, но скрепленное заново в целое, Рафаил смотрит в окно, выходящее в зал. В клубе открыли шторы под потолком, поэтому сонечный свет беззастенчиво изучает пол их кабинета и руки вампира. Рафаил пьет кофе, закусывая чизкейком. Телефон Драймана гневно начинает звонить. Третий раз.
Рафаил краем глаза отмечает, что звонит постоянно некий "фашист".

+1

48

Беззащитная тушка василиска продолжала беззастенчиво прибывать в некой совокупности с Морфеем в долине снов. Он уже успел забыть, когда последний раз мог хорошо и долго выспаться. В какой позе змия положили на диван, в такой он и прибывал по сей час, за все время ни разу не шелохнувшись и не поменяв положение во сне. Драйману ничего не снилось. За все время перед глазами беззаботно расплывалась темнота, наверное, из-за того, что змию она нравилась, он не хотел так быстро просыпаться. Даже когда помещение было залито солнечным светом, как истинная змея, Вилфрид пригрелся и немного довольно прищурился. Согревал теперь не только плед, но и солнышко, а в воздухе витал запах ароматного кофе. Прям как в самом натуральном романтическом фильме.
Только почему, когда планируешь спать так долго, всегда найдется какая-нибудь зараза, которая захочет тебя разбудить? Первые несколько звонков профессор благополучно проигнорировал, но вот в третий раз, завесу идеально-умиротворенного лица разбили морщинки, которые собирались на переносице. Мужчина очень сильно не хотел просыпаться. Ладно, он просто не хотел вставать, поскольку ему было слишком уютно и хорошо на диванчике под солнышком и теплым пледом. Василиск уже примерно знал, кто это мог быть, посему лениво протянул руку в попытке стянуть назойливый телефон со стола, издавая протяжные недовольные звуки. Чуть не опрокинув кофе и не смахнув разрезанное яблоко, действия были просто удивительными - он сбросил вызов. Не посмотрел, кто звонит, зачем звонит, просто отправил адресата в чертов Тартар.
- Достали, - пробурчал василиск, утыкаясь носом в мягкую ткань жестковатой подушки, продолжая досыпать законные 5 минут.
Только почему до сих пор в помещении витает такой соблазнительный аромат кофе? Плевать на эти 5 минут. Вилфрид лениво открыл один глаз, пытаясь осмотреться, но плывущие картинки ему ни о чем не говорили. Все говорило только об одном - пора вставать. Василиск недовольно нахмурился и сел с закрытыми глазами. Нащупав на столе свои заветные очки и, наконец-таки осмотрев стол, змий заподозрил что-то неладное. Такое ощущение, что обстановку он видит впервые. В действительности все было наоборот, только мозг отказывался вспоминать то, что вчера происходило. Затупив в одну точку, профессор все-таки заговорил:
- Я где?

+1

49

- А ты как думаешь? - похоже, змей прошлой ночью выпил настолько много, что слегка под утро страдал амнезией. Вопрос состоял лишь в том на что эта амнезия распространяется. В отличие от многих своих знакомых, Рафаил, когда перепивал, ничего не забывал, напротив, помнил все очень четко и ясно, зато характер его резко менялся, делался неконтролируемо ироничным и пробуждало в нем тягу к мазохизму в легких степенях, чего в трезвом уме и твердой памяти он себе простить не мог и мазохистов искренне ненавидел.
Было крайне интересно, что из прошедшего вообще змей вспомнит. Над своими не совсем трезвыми знакомыми Райфл любил издеваться, а учитывая тот факт, что за ночь он спал от силы всего пару часов, настроение "пошутить" крайне приободряло самого мутанта.
- Помнишь как меня зовут? - кстати, не маловажный факт. А то так страстно, можно сказать, яростно целовались всего каких-то 9 часов назад, а сейчас он его не вспомнит - не порядок. Хотя сам Райфл после таких встреч предпочитал уходить первым и никого утром не дожидаться. Просто так вышло, что это Вилфрид на его территории.
Хотя... сказать охране, чтобы закрыли за василиском и делов-то...

+1

50

Во всем теле слабость, словно кто-то вчера выжал из профессора все соки и не давал ему спать около недели. Не спать около недели, конечно, хорошо, но чревато последствиями, отчего в голове василиска сразу же возник вопрос:
- Сколько я спал?
Но взяв телефон в руки и посмотрев пропущенные звонки, Драйман понял не только, что влип по самые уши (ибо звонил Рик), но еще немаловажный факт, что всего лишь проспал на работу. У него часто такое случается, поэтому он даже и не удивлялся, но сил не было, чтобы поднять свой очаровательный зад, подорваться и пойти на прекрасную службу науки.
- Помнишь как меня зовут?
Вопрос завел змия в ступор. Он посмотрел на мужчину, который стоял возле окна, но к великому и ужасному сожалению, как бы сильно Вилфрид не напрягал свои мозги, вспомнить имени не смог. Выгнув бровь в недоумении, профессор использовал вторую попытку вспомнить события вчерашнего вечера - все безуспешно.
- Нет, - спокойно ответил василиск.
И дело было даже не в выпивке, которая поутру заставляет забыть обо всем на свете, просто Вилфрид всегда запоминал то, что для него важно. По всей видимости, неординарная личность вошла в этот список, как мутант, которого он так желал забрать на опыты - это было все то, что запомнил после вчерашнего пребывания в этом заведении.
Драйман, укутавшись в теплый плед, поднялся и подошел к личности сомнительной наружности, как-то не очень добро прищурился. Без зазрения совести, он приподнял большими пальцами верхнюю губу вампира, внимательно рассматривая его белоснежный ряд зубов и пару острых клыков, и плевать, что Рафаил сейчас пил кофе.
- Зато я прекрасно помню, кто ты есть, - оставив чужие губы в покое, Вилфрид осмотрел помещение, но его внимание привлек стол, на котором так беззастенчиво красовались разрезанное яблоко и кружка кофе. - Это мне? - на всякий случай поинтересовался василиск, а то вдруг мутант гостей ждет и змий оказался здесь не просто так, чтобы кофе попить и яблочко съесть.
Но спящие мозги пока напрочь отказывались просыпаться. Помятый, взъерошенный Вилфрид - зрелище занимательное, но свойственное его чуткой и творческой натуре профессора.
- Так что вчера было? - Драйман оказался на удивление слишком любопытным.

0


Вы здесь » Другая сторона » Кладбище тем » Темная сторона Луны