Другая сторона

Объявление

ВНИМАНИЕ! Форум переехал на http://anysie.mybb.ru/ Всех игроков ждем там!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Другая сторона » Кладбище тем » квартира Муна


квартира Муна

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Небольшая трехкомнатная квартирка, купленная Муну его родителями.
Спальня в темных синих тонах, вместо кровати у него матрас водяной огромный на полу валяется, еще тут шкаф в стену встроенный; гостиная, которая сделана в тонах серых, здесь диван кожаный бордовый, пара шкафов с книгами, телевизор на стене, небольшой бар в углу, и какие-то цветы на полу стоят; зеленая ванная комната с белой сантехникой; кухня серо-синяя со всякими шкафчиками, большим холодильником и подобием барной стойки вместо стола; "кабинет" - совсем маленькая и хорошо освещенная комната с белыми стенами, в уголке стоит кушеточка, в другом стол, а содержимое стола Мун от своих клиентов скрывает, еще здесь кварцевая лампа под потолком.

0

2

Начало игры.

Кое-как оторвав себя от матраса где-то в середине дня, Мун чуть ли не ползком перебрался в ванную и повис на раковине, уткнувшись лицом в сгиб локтя. Спать хотелось жутко, но в спальне давно уже летала какая-то громко жужжащая тварь, которую поймать и сожрать рыжий никак не мог. А тварь эта спать мешала, потому что обязательно ей надо было летать над ухом Муна. Лучше б он проснулся из-за будильника, чем таким вот образом. Ощущение было такое, словно его тушку всю ночь кто-то нещадно имел во всех известных и малоизвестных позах.
Голова, наконец, поднялась, глаза кое-как разлепились, и рыжий смог в зеркале увидеть недавно проснувшегося себя. Видок у него был еще тот. Лохматый, опухший, заспанный, и синяки под глазами, словно фломастером нарисованные. А ведь он вчера ничего не делал, кроме того, что поздно лег. Жуть какая, такое внезапно увидишь если, то заикание обеспечено. Мазнув ладонью по отображающей его морду поверхности, парень перебрался в ванную и включил холодную воду. Встретив ее сначала шипением, после Мун привык и минут двадцать зависал под душем. Тело перестало жаловаться и болеть, в голове прояснилось, и рыжий принял более-менее презентабельный вид. Смотреть на себя в зеркало ему было уже не так страшно.
Обернув вокруг бедер полотенце, Мунлайт из ванной перебрался на кухню, где нашел себе банку с кофе и соорудил этот напиток в большой кружке. Добавил молока, вставил трубочку и зачем-то вернулся обратно в ванную. Оглядывая комнату, он опять встретился взглядом с отражением в зеркале. Долго и внимательно его разглядывал, словно пытался уличить какие-то изменения в своей внешности. Нахмурившись, поставил кружку с кофе на крышку унитаза и ушел куда-то вглубь квартиры. Вернулся он с ножницами, которые чуть ли не кровожадно сжимал в руке. Еще раз поглядев на свое отражение, Мунлайт взял одной рукой свой якобы ирокез, который начинался с макушки, вредно спадал на глаза, и вообще ставил его нормально рыжий очень редко. Приподняв волосы, Дрейден спокойно обрезал их почти под корень. Отпустив отрезанные прядки на пол, он опять взглянул в зеркало. Теперь у него на голове вместо и так не длинного ирокеза была взъерошенная полоса сантиметра в три-четыре.
Хмыкнув, Мун бросил ножницы на полочку, взял кружку и небрежно смахнул волосы веником в совок, а потом в унитаз. Прибравшись, отправился в спальню, где быстро влез в джинсы и майку. Потянулся и не без удовольствия провел рукой по коротким волосам. Настроение у него было хорошее, как и всегда, никакие проблемы мироздания не беспокоили, голова не болела, есть не хотелось. Все было отлично, что не могло не радовать. Планы на день он не строил, сначала надо было полениться дома, может, кто позвонит и вытащит его тело на прогулку. Или там Фудо припрется, он ведь любит внезапно появляться в жизни Мунлайта и разносить ее в пух и прах. Мун вообще любитель внезапностей, ибо самому себя отрывать от дивана ему лениво, а так кто-нибудь приходит, взваливает на плечо и тащит куда-нибудь на подвиги. Но пока что все было тихо и спокойно, и дружелюбно настроенный рыжий, взяв себе книгу в гостиной, упал на мягкий диван и углубился в чтение, изредка прерываясь на кофе.

0

3

Все-таки, это была плохая идея. И почему я понял это только сейчас?..
Уныло сжимая в руке бумажку с адресом, Герберт, задрав голову, обреченно рассматривал здание перед ним. Вот сейчас, глубокий вдох, и я позвоню...
Надпись на бумажке гласила: Дрейден Тиарс. Номер дома, квартиры и этаж. А снизу едкая приписка — покажешься в понедельник.
Это было глупо, спьяну и на спор. Скучный вечер в гримерке после очередного скучного представления — всех, включая самого Герберта, немного выбешивал новый режиссер, который ставил откровенную бредятину. Но приходилось мириться, потому что с работой на полставки в «Perfect House» Герберт бы долго не протянул, и он прекрасно это понимал. Приходилось улыбаться и послушно зачитывать текст со сцены.
Жестоко напившись в теплой компании, он, кажется, сам предложил это безумие. «А спорим, я залезу на крышу театра?» «Спорим. Если проиграешь...ну...ты проколешь себе язык, вот!» «Чего?! Не-не, я ни за что...» «Лезь уже».
В первые секунды казалось, что все схвачено и все под контролем. Но когда налетел жесткий порывистый ветер, буквально отдиравший Герберта от опасно шатающейся пожарной лестницы, все как-то резко изменилось. А потом он посмотрел вниз.
И именно поэтому стоял сейчас перед домом Дрейдена.
Почему-то одолевали мысли о кошках. Вот был бы он кошкой, он бы спокойно забрался на ту чертову крышу, а не прижимался бы всем телом к стене, судорожно обвивая хвостом ступеньки лестницы, и не стоял бы сейчас, чувствуя, как горлу подкатывает тошнота при одной мысли о том, что ему сейчас предстоит. Причем отвертеться не получится — добрые друзья уже растащили новость по всему театру, и поэтому вчера каждый второй норовил ободряюще похлопать Герберта по плечу и пожелать удачи. Герберт же бледнел, краснел и отмалчивался. Чтобы я еще раз пил с ними...Да ни в жизнь.
Глубоко вздохнув, Герберт заставил себя войти в подъезд и найти нужную квартиру. Надо было бы конечно этому Дрейдену позвонить, записаться, что ли...Вашу мать, какое «записаться», что я несу вообще?! Этого всего не должно было случиться, совсем не должно было, и вообще, это просто страшный сон. Да вот только ехидно-громкий звонок в дверь, разлетевшийся по лестничной клетке, звучал слишком натурально для сна. 
Герберт, крепко вцепившись в собственный нервно подрагивающий хвост, попытался срочно придумать, что он скажет пирсеру. Драсте, я такой идиот, что проиграл спор и теперь мне придется проколоть язык, хотя у меня аж ноги подкашиваются от ужаса? Гребаный трус ты, Герберт, все-таки.
Но дверь все же открылась, причем как-то быстро и внезапно.
- Мм...Драсте. Дрейден?

0

4

Хорошо было так просто валять свое тело на диване, читая книгу. В квартире тишина полная, только где-то на кухне урчал холодильник, а в ванной вода гоняла по трубам. И животных ведь Мун не любит, поэтому никто не приставал к нему со скулением или мяуканьем и не терся о ноги-руки, дабы выпросить поглаживание. Парень откровенно наслаждался одиночеством, решив, что сегодня никуда не выйдет самостоятельно. Никто не звонил, не предпринимал никаких попыток вытащить рыжего куда-то из дома, и его это устраивало.
Парень погрузился в чтение полностью. Валяясь головой вниз, ногами на спинке дивана, Мунлайт не подозревал ничего плохого или хорошего и от неожиданно громкого звонка в дверь дернулся так, что чуть не вывихнул себе шею. Книга полетела на пол, рыжее тело тоже, и только кружка с кофе, которая и так на полу стояла, не пострадала. Дотянувшись до нее, парень залпом выпил остатки, забыв про трубочку.
- Бл*ть, - отставив кружку и выругавшись, Мун поднялся на ноги, потирая ноющую теперь шею. – Кого там принесло?
Шаркая ногами по полу и уже не желая в принципе ни с кем общаться, парень побрел к двери. Посмотрел в глазок и увидел там незнакомого человека. Родная бита на всякий случай стояла радом, если вдруг кто пришел не с добрыми намерениями, поэтому рыжий без долгих раздумий распахнул дверь, пытливо уставившись на незнакомца.
- Мм...Драсте. Дрейден?
- Дрейден, - рыжий продолжал пытать парня подозрительным взглядом. – А вы кто?
Мун пустился вспоминать, а не записывал ли он кого к себе на сегодня. Или что этому парню здесь понадобилось? Рыжий, конечно, не против внезапных гостей, но если только эти гости знакомые. А тут стоит кто-то вообще неизвестный... еще и с хвостом. Вау... кого только не увидишь здесь, а.

Отредактировано Moonlight (2011-06-25 07:33:34)

0

5

- Я...меня Герберт зовут. Простите, что вот так врываюсь в дом, просто меня вынудили обстоятельства...Короче, - он перебил сам себя. - Вы же пирсер, да? Есть у вас сегодня время свободное? Ну, или завтра там...А то, — Герберт помахал бумажкой перед носом рыжего. - Меня тут к вам направили
Честно говоря, человеческое существо, возникшее на пороге, доверия не внушало. Какой-то подозрительный взгляд, весь в пирсинге — правда, последнее было предсказуемым — да и вообще странный. Слишком...маленький. Герберт понял, что выше человека на голову.
Он небезосновательно сомневался, что ему тут рады. Послднее время ему что-то никто был не рад в приницпе, особенно когда он внезапно заваливался «в гости» ночью, но, наверное, это уже особенности человеческих характеров. А с этим уже ничего не поделаешь.
Герберт чувствовал себя слегка неуютно, стоя тут под пронизывающим взглядом чужого человека, которого он явно только что от чего-то оторвал. Герберт честно попытался представить, что люди могут делать утром,  но не смог. Он бы в это время работал, если бы не очередные закидоны режиссера...Кстати, Герберт давно обратил внимание, что куда легче находиться в толпе, или же перед ней — на той же сцене, например, а не общаться с людьми тет-а-тет. Толпой легче управлять, тогда как с одним отдельным ее представителем пришлось бы изрядно повозиться. Впрочем, на данный конкретный момент никаких мыслей из серии «как разыграть из себя кукловода» у Герберта не было — фурий просто пришел сделать пирсинг. Точнее...Опа, а вдруг есть что-то типа временных проколов? Ну, как временные татуировки? Это было бы превосходным выходом, показать в понедельник — и снять к чертям. Надо бы спросить у этого...Дрейдена
Снова покосившись на бумажку, Герберт заметил в скобочках слово «Мунлайт». Прозвище? Тогда как лучше обращаться? Ммм, наверное, сейчас лучше по имени, пока с ситуацией не разберемся...

0

6

Пребывающий в состоянии некой прострации Мунлайт слушал парня краем уха и изображал на лице недопонимание, недоверие и простую человеческую лень что-либо начинать делать. С ним всегда так, если он не настроен общаться. Так, это клиент, вообще-то, так что стоит вести себя более серьезно. А то сбежит еще от мастера-идиота. Собравшись с силами и мыслями, рыжий взглянул на Герберта более осмысленным и изучающим взглядом, словно присматривался и уже отмечал места на его теле, которые можно было бы проколоть. Работа - страшное слово для некоторых, а этот любит дыроколить народ просто до омерзения и скрипа зубов.
- Я свободен, можешь затекать, - мельком показав улыбкой острые зубы, сказал Мун и отошел в сторону, пропуская хвостатого внутрь и закрывая за ним дверь.
То ли Дрей плохо присмотрелся к этому парню, то ли тот действительно выглядел каким-то нервным, словно желал побыстрее все сделать и сбежать из лап пирсера. Но обычно рыжего интересовало состояние клиента после прокола, а не до, так что дальше думать об этом он не стал. Если что, успокоительное для нервных личностей у него есть. И в обморок тут падали, так что парню не привыкать. Самое утомительное, это когда человек не может настроиться и останавливает уже занесшего руку мастера всхлипом "подождите!".
- Так, а у тебя побрякушка-то своя? Украшение то есть, - уже совсем серьезно спросил рыжий, смотря на парня снизу вверх. Вот еще один нюанс - железо. Кто-то догадывается купить его самостоятельно, а кто-то разоряет запасы Мунлайта. - И что ты вообще прокалывать собрался?
Хотелось курить и водички холодной, но это все можно сделать после. А пока надо узнать уже детали цели визита этого хвостатого.

0

7

Герберт не особо любил, когда его рассматривали. Особенно в упор. Особенно люди, хищно улыбающиеся заточенными зубами. Конечно, в театре он многое повидал, и не такие кадры в первых рядах сидели, но к ним ему не надо было заваливаться домой. И не им было прокалывать фурию всякие интересные части тела.
Он аккуратно затек в квартиру Дрейдена и постарался не потерять сознание от ужаса, едва только за ним закрылась дверь. Закрылась зловеще бесшумно, что оптимизма не внушало. Хотя, может быть, это уже было сугубо нервное.
Коридорчик оказался на удивление уютным, даже домашним каким-то. Светлый, довольно просторный, он смог атмосферой заставить Герберта отпустить свой многострадальный хвост и оглядеться. В конце концов, убивать-то меня никто здесь не собирается...Сам виноват.
- Так, а у тебя побрякушка-то своя? Украшение то есть
Герберт поспешно сунул руку в карман джинсов — где-то там на дне должен был валяться заветный маленький пакетик с какой-то металлической фигней непонятной формы, жутко страшной на вид и очень холодной. Да и длина штанги напрягала. Дома Герберт честно попытался представить, как же это будет в итоге выглядеть, но быстро сдался. Пусть уж лучше будет сюрпризом — вряд ли приятным, конечно, но все же...
Пакетик отыскался на удивление быстро, был извлечен на свет и протянут пирсеру чуть дрогнувшей рукой.
- Язык, - буркнул фурий, засовывая теперь уже обе руки в карманы и крепко вцепляясь в джинсовую ткань изнутри. Не паниковать. Главное, не паниковать.
Он помялся еще немного, уже предвкушая, как по-детски дебильно будет звучать его следующий вопрос, но не смог удержать его.
- А это больно?
Герберт и сам подозревал, что не щекотно, но это было скорее чтобы успокоить собственные нервы. Интересно, он меня сразу в клинические идиоты запишет или нет?
Хотелось быстро извиниться и испариться из квартиры, но как потом появиться в театре?..Тут уже были даже и принципы Герберта — раз проиграл, значит, надо расплачиваться за собственную глупость и неумение пить. А там уже будь что будет...Главное, чтобы у него хотя бы осталась способность нормально разговаривать, а то вдруг что, кто их знает, эти побочные эффекты. Но самому обо всем этом расспрашивать пирсера Герберт постеснялся. Может, он сам мне расскажет? Про пирсинг в целом. Вдруг окажется, что есть что-нибудь временное или легко зарастающее, или вообще хоть что-нибудь в этом роде...

0

8

Молча отобрав у Герберта штангу и рассмотрев ее получше, Мун утвердительно кивнул, буркнул что-то похожее на "подожди чуток"и отчалил в свой миниатюрный кабинет. Уселся на стол, вытащил железку из пакетика, вытащил из ящичка в столе антисептик и парочку ватных дисков, которые этим антисептиком полил, а потом завернул в них барбеллу. Достал из того же ящика нужную иголку и так же отправил ее "мыться". Абсолютно незанимательная процедура. Каждый раз одно и тоже, только меняется размер иголки и вид железа. Осмотрев рабочий стол, на котором так удобно расположился, парень ненадолго завис. Пурум-пум-пум, надо с ним разобраться и пойти кофе выпить что ли еще. Отвис. Достав из другого ящика баллончик с лидокаином, Мунлайт поставил его соседствовать с пирсингом. Колоть без анестезии он не собирался. Уж больно вид у этого Герберта был зашуганный. И ведь Дрей не такой уж и страшный, а все равно есть такие, кто заползает в его квартиру на дрожащих ногах. Так, пора уже этого заводить. Как бы там не натворил чего.
- А это больно?
Мун как раз вышел из комнаты, чтобы позвать парня. Вопрос его не удивил, но рыжий почему-то опять завис и уставился на Герберта просто так. У этого бывает такое, стоит смотрит, и не разберешь, о чем он там думает. Или хочет сожрать с потрохами, или в любви вечной признаться собрался. В общем, в такие моменты Мунлайта лучше даже не трогать, а то еще больше зависнет.
Рыжий тряхнул головой, начиная вновь нормально думать и возвращаться в этот мир. Перед глазами его маячил такой высокий и такой хвостатый Герберт. А у меня нет хвоста. И даже рогов нет. Ничего нет. Черт, какой я неинтересный-то. Тихо хмыкнув, рыжий полностью отдал свое внимание клиенту.
- Неа, не больно. Да и я тебе с анестезией все сделаю. Проходи давай.
Кивнув на дверь в страшную белую комнату, Мун постарался мило улыбнуться.

0

9

Его успокаивали. Нет, ну его точно успокаивали, а Герберт терпеть не мог, когда кто-то это делал, как бы хорошо у него или у нее это ни получалось. Не хотелось признаваться самому себе, что да, страшно. Прикусив кончик пока еще живого и невредимого языка, фурий честно попытался абстрагироваться от происходящего. Ну, подумаешь, ткнут в него иголкой, разговоров больше, энное количество лет назад – он и сам уже точно не помнил, сколько – когда его чуть было не разорвало на тысячу маленьких Гербертов здоровенной железной махиной, вместе с которой он кувырком полетел по дороге, точно было больнее, чем будет сейчас. Тут даже и сравнивать нечего, да.
Да и если подумать, этот рыжий парень тоже особых опасений не вызывал, только казался слегка ошарашенным визитом Герберта, но это было в порядке вещей. Хотя, даже если опустить это, все равно у Дрея был видок какой-то… «частично не с нами». Зависший, словно древний компьютер. Впрочем, у каждого свои проблемы и свои тараканы, и не фурию было судить  это рыжее человеческое существо. И кстати о тараканах – коварно подкашивающиеся коленки все еще коварно подкашивались. Напустив на себя максимально уверенный и решительный вид, и при этом отчаянно стараясь не переиграть, Герберт шагнул мимо Дрея в белую комнатку, максимально незаметно придерживаясь рукой то за стенку, то за дверной косяк, когда тот наконец оказался под пальцами.
В комнате пахло антисептиком, от которого начала немного кружиться голова, и вот с чем-чем, а с этим Герберт ничего поделать уже не мог, природная непереносимость. Жуткий запах.
Шумно вздохнув, он повернулся к пирсеру, окидывая того трагическим взглядом, говорящим, мол, мне искренне тебя жаль, что тебе приходится иметь дело именно со мной, но тут уж ничего личного, просто бизнес…
- А эта штука, – неопределенный взмах рукой куда-то в сторону стола и покоящейся где-то на ней железки. – Сильно мешать не будет? В смысле, разговаривать там, и все такое. А то на одной работе мне нужен голос, на другой руки, калечиться нельзя, жрать-то надо что-то. Вот и приходится, блин…
- Я ж не по собственной воле, меня заставили, - зачем-то мрачно пояснил Герберт, прекрасно осознавая, что пирсеру, в общем-то, абсолютно все равно, почему он пришел. Главное – зачем.

0

10

Такой весь неинтересный Мун усадил Герберта на кушетку и закрыл дверь. Страшно? Да ничуть. Мунлайту точно не страшно. И первый прокол делать было не страшно, а жутко интересно. Но, кажется, у этого экземпляра другое отношение к "иглоукалыванию". Дрей бы ничуть не удивился, если бы парень грохнулся в обморок, как только зашел в кабинет. Дрей вообще мало чему сейчас удивляется. И это его радует, психика не травмируется. Хотя, есть ли у него она вообще, если он не удивляется? В общем, вопросы это нудные, и мы сейчас немного не об этом.
Герберт заметно нервничал, а рыжая мелочь уже достал из тумбочки зажим. Вот это самая болезненная часть всех проколов. После того, как тебе перетянули язык или губу. или еще там что-то, самого прокола ты точно не чувствуешь.
- Да успокойся ты, - вздохнул рыжий, оглядывая хвостатого с ног до головы. Видок у того был жалкий, но сейчас пирсеру не до жалости тоже. - Язык после прокола распухнет, шепелявить будешь недельку где-то, есть первые несколько дней сможешь только жидкую пищу, - Мунлайт протер зажим ваткой с антисептиком. - Этот прокол быстро заживает, если ухаживать. А ухаживать за ним очень просто, - бросил вполне себе дружелюбный взгляд на Герберта.  - Будешь полоскать рот антисептиком после еды и просто пару раз на дню. И целоваться еще нежелательно неделю, и пить-курить. Пока не подзаживет, в общем, - рыжий принялся вспоминать, что там еще нельзя делать с безделушкой в языке. Шарики жрать нельзя, но это у кого как получается. Мун за свою жизнь столько их наелся, что сам уже удивляется, как в его желудке помещается что-либо еще. - И прокол очень быстро затягивается, кстати, так что снимать железку тоже не стоит.
Слегка отстраненный от реальности Дрейден подошел к Герберту, держа в руке баллончик с обезболивающим. Максимум, после того, как язык будет опрыскан лидокаином, хвостатый почувствует легкий дискомфорт или пощипывание. И все. Мунлайт никак не мог понять, что тут такого страшного. Но его это дело. Он ведь пирсер простой, а не психолог.
- А теперь высовывай язык и не боись, больно не сделаю, - парень вздернул рыжие брови, не нависая даже над Гербертом, чтобы еще больше его не нервировать.

0

11

Нет, ну, в конце концов, еще не поздно остановиться. Сказать, что я передумал, извиниться и уйти, а ребятам…ребятам честно сказать, что струсил. Позорище, конечно, но ходить с этой штукой во рту мне вот как-то совсем не улыбается, как бы быстро она потом не зарастала. Черт, что же делать-то…
Герберт тоскливо покосился на пирсера, хотя знал, что тут он уже ничем помочь не может и в тонком психологическом устройстве фурия разбираться придется ему самому. Спасение утопающих – дело рук самих утопающих.
А он странный. Правда, странный. Он не исключал, что эта мысль была взаимна, но все же. Мм…а я ведь особо не пью и не курю, целоваться не с кем...Какой-то я неинтересный
Если взвешивать все «за» и «против» картина выходила примерно следующая – ему было страшновато, но он был должен расплатиться за еще предыдущий свой страх. И одновременно ему просто не хотелось ходить с железкой во рту – даже не из идейных соображений, или еще из-за чего, а вот так вот…просто не хотелось, и все. Герберт пришел к неутешительному выводу, что сам совсем запутался и откровенно не знает, что же делать. А решаться лучше было побыстрее.
Еще раз обшарив ставшим еще более тоскливо-безнадежным взглядом маленькую белую комнатку, Герберт вернулся к Дрею. И неожиданно вспомнил об одной очень интересной вещи.
- Слушай, а по деньгам это сколько выйдет? А то у меня с собой не сказать чтобы очень и много…, - фурий засунул руку в карман и с прискорбием отметил, что у него с собой очень даже и немного, и вполне может не хватить. Эти-то деньги рассчитывались максимум на автобусы-троллейбусы, если вдруг хвостатого зайчика поймают, но никак не на столь неожиданный визит к пирсеру.
Подумав немного, он порылся еще и в кармане толстовки, но кроме окаменевшей уже пачки жвачки, да россыпи мелочи, там ничего не было. Мне сто десять лет, четверть жизни уже за плечами, а где я? Кто я? С пустыми карманами сижу у пирсера, потому что дурак и потому что проспорил. Как-то все это…печально.

0

12

Отыгрыш остановлен, а тема перемещена в архив; игрок покинул форум.

0


Вы здесь » Другая сторона » Кладбище тем » квартира Муна